Допрос. Живу

В закладки

Горячие струи из широченной лейки мощного, густого душа приятно массировали коротенький ёжик на моей усталой голове, отяжелевшие и ноющие плечи, измученную спину.

Источник: https://ceramamarket.com/cache/thumbnails/p/p1dbf9e9ag52o1q0j18pi1ai635g5_900x900_1_0.jpg *
Источник: https://ceramamarket.com/cache/thumbnails/p/p1dbf9e9ag52o1q0j18pi1ai635g5_900x900_1_0.jpg *

В полутёмном помещении с покрашенными влагостойкой краской бетонными стенами клубы водяного пара неспешно поднимались к низкому потолку, приглушая и так не слишком яркий свет и создавая иллюзию какого-то потустороннего мира.
А может я уже там? Может всего этого не случилось?

Я стоял у промёрзшего трупа, гадая, успею ли дождаться бравых вояк, и что мне в общении с ними светит. Рассвет ещё не скоро, на датчике -80 по цельсию, ветерок ощутимо поддувает, ускоряя разрядку батареи моего скафандра. Даже лужица в том месте неподалёку, где я отдал часть своей жидкости природе Марса, уже давно заледенела, и тверда как скала. Интересно, пока её не занесло пылью, видно ли её со спутников? Ну и мысли…

Уже час как я вынужден был включить режим экономии батареи, а вместе с ним снизилась и интенсивность очистки воздуха и вентиляции. В шлеме попрежнему смердело, никак не могу забыть этот запах. Пора менять грибы, чтоли.
Оглядывая горизонт, точнее ту часть которую не скрывал пригорок на котором я находился неподалёку от тела, я расчитывал увидеть приближающихся военных, скачущих по обыкновению верхом на своих шестиногих роботах, либо летящий в мою сторону дирижабль, которые были у них в моде. А что, удобно. Тепло, уютно, лететь — быстро, птицы не мешают. Но в этот раз всё было банальнее.

Марсианский броневик (примитивный фотоколлаж) *
Марсианский броневик (примитивный фотоколлаж) *

В туче пыли издалека, мягко покачиваясь на многочисленных неровностях, ко мне неторопясь ехал большой, восьмиколёсный, пятнистый, в больших сизо-бурых пятнах под цвет местности, броневик с высокими, метра два в высоту, бортами. Учитывая ещё и высоту колёс, махина возвышалась метра над четыре над поверхностью, неспешно крутя по сторонам установленным наверху лазерным боевым модулем. Не трудно догадаться, что с приближением махины лазерная пушка оказалась нацелена прямо на меня. Я не возражал, протокол был мне хорошо известен, и сводился к простой истине: стой, не дёргайся, делай что велят, и будешь пока жить. Я не возражал.

Летящий в пыльном облаке бронированный монстр остановился метрах в 20 от меня, умело развернулся на месте задней частью ко мне. Пушка вверху смотрела на меня с нескрываемым интересом. Из открывшегося в заднем шлюзе толстой бронированной двери спортивно выпрыгнули две крепкие, рослые фигуры в камуфлированных скафандрах, без оружия в руках. Игнорируя моё присутствие, неспешно подошли к мёртвому товарищу, постояли. Видимо, о чём то шептались на своей волне. Потом, как сговорившись, разом взяли окоченевший как камень — ещё бы, ведь температура была -78 — труп за сапоги, и поволокли его к машине. Как я и думал, заморачиваться с внесением его через шлюз внутрь никто и не думал. Оператор из машины выпустил с крыши манипулятор, который, ухватив труп за подмышку, споро и без церемоний поднял его вверх головой, прислонив к бронированному борту машины и, видимо, был так зафиксирован. Солдаты быстрыми движениями прихватили ноги трупа какими-то ремнями и прикрепили их к крупным скобам — ступенькам, выступавшим из плоского борта, видно для удобства перемещения десанта.

После чего, не церемонясь ни секунды, подошли ко мне, один поднял мой скарб — легко, как пушинку, а второй увесистым хлопком ладони по моей спине — точнее, по ранцу скафандра, отправил меня к машине. Подойдя, знаком показал мне — лезь на ступеньку, и, видя что я не могу нормально задрать ногу, легко, как взрослый дядька — маленкого ребёнка- подбросил меня вверх и прижал к борту, благородно подождав пока я ухвачусь за поручни. И всё это, мать его, без единого слова! Хоть бы спросили как я себя чувствую. А впрочем зачем им? Наверняка все логи моего скафандра их оператору доступны, а как я на самом деле чувствую, им глубоко наплевать. Добрейшей души парни! Могли бы и пристрелить на месте. А нет, везут к себе. Пока живу.
Не очень хочется вспоминать все тяготы тряского пути по бездорожью, проделанного мною под прицелом лазерной пушки сверху судорожно сжимая замёрзшими руками в грубых перчатках промёрзжие металлические скобы, чтобы не свалиться с качающейся, а иногда и скачущей боевой машины. И всё это, конечно же, в облаках пыли, которые кратковременно оставались позади когда мы вылетали на скорости на поверхность льда очередного промёрзшего солёного озера. Там пыли мало, сдувает, или втягивается тающим под солнышком льдом. Куски рвотной массы в моём шлеме периодически подскакивали на ухабах, и неприятно били по лицу. Удовольствие не из приятных. И только виновнику этого приключения — трупу, прижатому манипулятором к другой стороне машины, это было безразлично. И всё же я ему не завидовал.

В тёмном бункере глубоко под поверхностью, куда не останавливаясь ни на секунду, прямо с просёлочной, покрытой мелкой щебёнкой дороги свернул везший меня броневик, мы сначала заехали в большой шлюз, в котором манипулятор быстро и без церемоний поднял и куда то уволок промёрзший и запыленный труп. Потом, с мощным свистом впуская воздух, невидимые операторы выровняли давление до земного, атмосферного, откачав одновременно жидкий марсианский воздух. Роботизированные манипуляторы со шлангами быстро и деловито облили нас сначала дезинфецирующей пеной, потом — мощными, тугими струями воды. Подождали, пока стечёт, и обдули тёплым, очень сухим воздухом.
Мои пальцы отказывались разжиматься, плечи адски болели, натёртые и избитые внутренними креплениями не такого уж и лёгкого ранца скафандра. Хлопок по правому бедру. Я спрыгнул со ступеньки, чуть не завалился на бок, но был подхвачен сильной рукой безмолвного вояки, и без церемоний водворён в какое-то помещение сразу за гермоворотами шлюза, с низком потолком и толстыми прутьями решёток из тёмного, местами ржавого железа, образовывавшими нечто вроде клетки. Пол в этой клетке был также сделан из железных листов, сваренных под углом, подобно мойке для посуды, с крупным зарешёченым отверстием — стоком внизу. Даже страшно было подумать, для чего оно предназначалось. Бррр.
Сказать что обращались грубо — не могу.Но шлем снять не позволили. Допрашивали стоя, коротко. Вдруг, как будто по мановению волшебной палочки, резко включился звук в моём шлеме, голос был не очень громкий, бесстрастный. Как и лица трёх офицеров, сидящих в полутьме передо мной, а точнее перед клеткой, куда меня затолкал солдат.

Один из них держал в руке нечто продолговатое, похожее на земную сигару. Дым неспешно улетучивался в вытяжное отверстие в потолке. Другой прихлёбывал что-то неспешно из блестящей термокружки. Третий, похожий на японца, бесстрастно смотрел в мою сторону.
Описывать допрос нет смысла. Сказал кратко, всё как было, разумеется не указав что шёл за хабаром. Гулял, любовался окрестностями. В туристических, так сказать, целях. Вот, палатка есть, оружия нет. Господа сами видеть изволят. Изволили. На вопрос когда можно снять шлем, ощутил легкий толчок в плечо. Это вояка-конвоир, такой же здоровенный как и все остальные, так «деликатно» пригласил меня следовать за ним. И снова без единого слова. И не поспоришь…

И вот я, проглотив почти не пережёвывая, питательный, и в принципе вкусный батончик, стою в душе. Боль в мышцах, усталость дня, смываются вместе с насыщенным токсинами от страха потом и всякой разной гадостью из моего желудка. Хорошо. Живу.

Скафандр, снятый наконец в широком, просторном предбаннике с железными шкафчиками, я оставил на полу, вычистив только шлем. Стоит вот на полке у сушилки, проветривается феном на режиме обува. Уже, вроде, и не так смердит. Хорошие мыльные жидкости у вояк тут, в каждом металлическом контейнере у каждого умывальника. Хер знает, позволят ли воспользоваться машиной химической чистки, чтобы вымыть его тщательно, ведь при долгих походах внутренние вентиляционные протоки забываются всякой гадостью — пылью, которая тут везде, потом, волосами, ниточками с одежды. Его бы вычистить, и заправить. А ещё, определить бы, куда меня завезли — броневик, видать, включал глушилку, система навигации скафандра не работала, а из-за пыли вокруг я многие километры не видел никаких ориентиров, и так ненадёжных в наших краях. Главное — как отсюда выбраться, и подальше. Может база гражданская рядом есть? Надо поспать. Мысли путаются.

Да, и, конечно же, я оправился. Это великое, великое дело — справить свою большую нужду — как осуществить мечту. Сидя, пусть и на корточках — так тут везде заведено, мол, гигиеничнее. Толчок — на Земле будет, а тут тебе не Земля. Спасибо хоть, что не вакуумный сартир как в кораблях. Жизнь!

Голова начинает падать, сознание — выключаться. В предбаннике — большие, отполированные скамьи. Тепло, влажно, но дышится хорошо. Надо прилечь на часок. На часок. Прилечь…

———————

Другие главы Вы можете прочитать в иных публикациях моего канала.

Если вам нравится блог — ставьте лайки. Если не нравится — ставьте дизлайки. И пожалуйста, не стесняйтесь высказывать Ваши мнения о открывающемся для Вас невероятно красивом и опасном марсианском мире, в котором я живу. Пока живу.

Искренне Ваш,

Марсианский Бродяга

* Внимание! Все события и люди, упоминаемые в блоге — вымышленные. Автор не претендует на научность сего труда. Изображения принадлежат их авторам и владельцам, в данном тексте используется для иллюстрации, исключительно с познавательной целью, в случае не указания или не верного указания владельца и автора — автору текста первоисточник установить не удалось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5
Войдите, чтобы видеть ещё 5 комментариев, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Юрий Г.
Вечность назад

Мне понравилось, читается хорошо. Сколько можно уже сталкерам по Чернобылю шастать, Марс интересней.

Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
If you were unable to log in, try this link.