Пуля на закате

1В закладки

Крупный камень метрах в двух передо мной разлетелся на мелкие куски с негромким, приглушенным акустической системой скафандра щелчком. Рефлексы не подвели, часть мелких обломков падало на реголит одновременно со мной.

Стреляли явно пулей, причём весьма прочной. При наружной температуре воздуха, привычно подсвеченной в левом верхнем углу панели управления моего шлема, в -44, что не так уж и холодно, камни не становятся более хрупкими, чем на Земле. А значит его разнесло что-то твёрдое и быстро летящее, и судя по разлёту обломков, летящее из-за моей спины. Не метеорит.

Пуля! Пуля, мать её…

Дорогая редкость на этом гнусном шарике, да ещё и избыточно мощная. Стреляли не простые бандюки, и не озверевший конкурент, те бы использовали что попроще, пневматику или лук, рогатку, они и доступны, и дёшевы, и в нашей атмосфере очень эффективны…

Перевернуться. Перекатиться. Не думать. Не бояться.

Причём не просто откатиться, а так, чтобы направленная при падении в направлении движения и спиной к стрелявшему голова позволила мне смотреть в его направлении, при этом высовываться как можно меньше. Удалось. Острые камни неприятно бьют по бокам, в скафандре движения неуклюжи, да ещё и вспотел от адреналина в крови. Боги Марса, как же стучит в висках, только бы не стошнило только бы пот не заливал лоб, вытирать стекло и глаза перчаткой в скафандре, да ещё лёжа, через узкий карман под опорой шлема — то ещё удовольствие.

Изображение взято с: http://s2.fotokto.ru/photo/full/216/2168076.jpg *
Изображение взято с: http://s2.fotokto.ru/photo/full/216/2168076.jpg *

Перекатился, не вижу. Тяну из кармана на бедре свой потёртый, неуклюжий марсианский арбалет. Дешёвое, но мощное оружие. Легко заряжать, когда есть где спрятатся. Сейчас же я почти как на ладони, в небольшом, почти не заметном углублении в реголите, но верх шлема виден стрелявшему наверняка.

Кто бы это мог быть? Почему не стреляет?

Солнце! Он не видит меня, его слепит заходящее с моей стороны Солнце! Не такое яркое как на блаженной памяти зелёно-голубой Земле, но после недавной песчаной бури пыль ещё не осела, и с его стороны глядя в мою он может видеть тусклое светящееся марево. Так, вот слева с горки неспеша и вальяжно съезжает песчаный вихрь… На фотографиях с первых зондов и планетоходов эти вихри выглядели хиленькими, даже умильными. Но в реальности это крайне опасное явление. Он несёт не только микроскопическую, но острую пыль, но и всякую местную гадость, которая просто чует человека, вкусного такого… Блин. На правом плече у меня должна быть камера. Не пользовался ей несколько лет, даже не проверял, но она запитана от системы и вполне может работать.
Включаю на левой руке, осторожно, чтобы не сильно высовываться.
Странно, почему он не стреляет? И не подходит?
Теперь правой нащупать её, справа от шлема, тихо, тихо… вынуть из защёлки, на упругом спиралевидном кабеле она должна подняться…
Таак… Изображение появилось, вижу скалу с присыпанным краем справа, невдалеке, вижу танцующий вихрь пылевого дьявола. Камни. Песок и пыль. И ничего. Нихрена я больше не вижу. Но пока жив, вооружён, и это радует.

Скафандр мой хорош, но потёрт, и лежать полубоком становится всё холоднее. Нет ничего глупее замёрзнуть в одиночестве на фоне заходящего марсианского Солнца. Вот уже и яркая звезда Деймоса всё чётче и ярче видится, он сегодня на третьем круге, это вам не Луна. Но что мне заморачиваться этими осколками величия бога войны, на брюхе которого я сейчас лежу брюхом и мёрзну, ежесекундно ожидая смерти?

Изображение: МаркПоинт: Блочный арбалет Interloper Стикс (камуфляж). arbaleta.net *
Изображение: МаркПоинт: Блочный арбалет Interloper Стикс (камуфляж). arbaleta.net *

Полежу, надо дышать пореже, хрен знает, что меня сегодня ещё ждёт. Арбалет бы не замёрз. Есть у холодного оружия дурная особенность, ощущаемая остро на этой планете. Металл по разному работает при разных температурах, и хотя мой конечно же пластиковый, а плечи его — из качественной стали, но предугадать с 1 выстрела траекторию можно только приблизительно, и не особо помогает даже простенький датчик ветра и дальности, соединённый с лазерной подсветкой. Хорошо хоть ветром заморачиваться не надо. Хорошее оружие самообороны, развлечься, по банкам пострелять, отбиться от так же слабовооружённого бродяги, но не для таких игр — против винтовки, а может и чего покруче. Кто бы мог подумать.

А может мне померещилось? Нет, я ясно видел как разлетелся камень, а то, что не услышал выстрела — чему удивляться? Умельцев хватает. И это не металлический метеорит. Я видел несколько раз как они падают. Это тоже возможность погибнуть для нас, бродяг, бывали вроде случаи. Но выглядит это иначе, там всегда громкий щелчок, и удар посильнее , брызки камней в разные стороны летят.

Темнеет всё сильнее. Датчик показывает почти -57, Ветерок слабый, но пылинки под стеклом сдувает и переносит — прохладно, атмосфера стала плотнее.
С камеры изображение получше чем то, что вижу через стекло шлема, и оно не меняется. При таком холоде тепло живого человека наверняка бы проявлялось паром или лёгким маревом.
Всё тот же вихрь, и всё тот же мертвый пейзаж. Ждать.

Блин, отлежал левую руку. Надо немножечко приподняться, преодолеть неприятное ощущение мурашек.
Ощущения. Ещё 2 сола назад у меня были ощущения. Её зовут Анка, она с Земли недавно, и не слышал чтобы выходила из станции. Медсестра, ёптя. Наверняка подрабатывает древней профессией, как и многие женщины на этом гнусном шарике. Не осуждаю, тут жизнь — копейка, и надо брать от неё всё. Да и бабло тут поднимают в основном бродяги да бандиты, военные и чиновники не всчёт, они на Компанию работают, у них — свои девочки. К этим — не слышал чтобы ходили, да и небезопасно. Сучка. Но — красивая. Надо будет принести ей что нибудь в презент, если повезёт. Это для меня — камушек, который не всякий барыга тут примет. А для неё — состояние, пока не зажралась. А значит будет меня благодарить массажем, горячим супом из грибов, и конечно же телом. Эх! Надо вернуться. Сегодня не умру.

Темно. Камера в режиме ночного видения ничего мне не показывет кроме уже виденного. Усыпанное яркими звёздами, практически безоблачное небо изредка и красиво прочерчивают следы падающих метеоритов. Хочется жить. Пора действовать.

Нажатием на кнопку на боковой поверхности камеры даю ей команду спрятаться в плечевой части моего скафандра. Ушла под корпус плечевой пластины. Хорошо. Пригодится, когда всё закончится.
Так, надо отлить. Не ровен час придётся бегать, очень не хочется это делать, едва терпя. Холод, мать его. Расстёгиваю спереди змейку, проверяю рукой, надет ли на причинное место охранный колпачок вакуумного насоса. Да. Голосом командую «моча», чувствую не сильную но, простите меня цензоры, тягу, и стараюсь как можно быстрее опорожнить мочевой пузырь в невидимый, ощутимо теплеюший канал внутри штанины. Уффф… Лёгкость. Выключаю систему. Моча мгновенно замерзает наружу, скафандр добра не жалеет. Есть другие дела. Ещё несколько секунд. Сейчас решусь. Вперёд.

Резко перекатываюсь влево. Ещё раз, ещё. Теперь вправо, снова влево. Кажется ещё низинка. Ветер через шлем почти не слышен, но явно становится сильнее, грунт холодный, хорошо что не примерзают ткань скафандра и перчатки, Понемногу, ползком, осторожно, чтобы не порвать скафандр, ползу вперёд. Тишина. Слышу только хруст гравия под своими руками и телом. Звёзды. Они тут какие то другие. И никогда не мигают. Атмосфера то потоньше, не трясёт. А так, те же созвездия, если присмотреться. Погода сегодня не очень. Хочется жить.

Приподнимаюсь. Ничего.

Повыше.

Была, не была. Включаю лазерную подсветку, корректировку на ветер и плотность атмосферы. Луча не видно, но метрах в 150 видна точка лазерного целеуказателя. Прицелиться хватит, вращающийся вокруг своей оси стальной «болт» — стрела — на таком расстоянии сделает своё дело, врага спасёт только бронешлем и бронежилет, если это военный, но о такой версии и думать не хочется. Да и что ему тут делать, в пустыне?

Делаю короткий рывок, пять шагов вперёд. Падаю, перекатываюсь вправо, рука с арбалетом вытянута вперёд, но пока качусь — стрелять не смогу. Три оборота вправо, один влево. Приподнимаюсь, ищу движение, целюсь, В ни во что. Тишина. Мёртвая. Но я пока жив. Вон, в висках как молотит…

Поднимаюсь уже смелее, есть ощущение что там никого нет. Неужели это был метеорит? Или пуля, залетевшая издалека? Земное оружие применяется на Марсе, оно считается избыточно мощным, ведь разреженная атмосфера почти не сопротивляется пулям, а сила тяжести тут в почти 3 раза меньше земной. Пуля из винтовки может улететь очень, очень далеко, и не потерять своей силы до конца даже падая.

Была, не была. Встаю. Колени подрагивают, в висках стук, но это — адреналин, дыхание ровное, глубокое. Арбалет на изготовке, мелкими шагами и пригнувшись, иду. Ещё 5 шагов. Застываю. Ещё, ещё. Лучик пляшет по склону, изредка слегка поблескивают какие то камушки — не мудрено, ведь миллиарды лет они сыпятся на планету с неба. А мы вот их подбираем, с чего и живём, добра наживаем. Хабар. Законная добыча бродяг.
Я осмелел, иду во весь рост, обшариваю склон, Звёзды яркие, ночь светлая, видно весьма далеко. Пробегает тоненькое белое облачко. Деймос скрылся, несмело восходит Фобос. Тоже гнусный шарик, чтоб его…

Изображение взято с https://img3.goodfon.ru/original/1920x1080/f/eb/scout-trooper-sniper-star.jpg *
Изображение взято с https://img3.goodfon.ru/original/1920×1080/f/eb/scout-trooper-sniper-star.jpg *

Вот оно. Не может быть! Я почти наступил на него в сумраке. Военный скафандр! Его ни с чем не спутать, ведь даже заметить трудно. Пиксельный камуфляж со сменяющими цвет элементами и фрагментами «лоскутов», изменяющими форму, позволяющие его обладателю даже стоя быть мало заметным. А уж лёжа и подавно. Вот это сюрприз. Лежит, как живые не лежат. Лицом вниз, ноги вытянуты, Скафандр, у всех живых чуток надутый, ведь разница в давлении внутри и наружи огромна, у объекта моего внимания опал, сдулся. Это ни с чем не спутать. Кистей рук не видно, руки под телом, только локти — в стороны. Из под тела высовывается ствол автоматической винтовки с бурого цвета цевьём. На цевье уже есть тонкий налёт пыли… Из под локтя выглядывает фрагмент такого же бурого ремня. Осматриваю. Камера не выведена наружу, может она у него на гребне шлема, не знаю. Сзади и сбоку всё выглядит хорошо, на правом бедре — ножны с большим ножом-мачете. Интересно, зачем они такие носят, может для рукопашных схваток? С кем? И здоровенный же, гад! На пол головы выше меня точно.

Осторожно ткнул в камуфлированый сапог правой ноги носком своего, чёрного. Не реагирует. Твёрдый. Мёртвый. Точно, мёртвый.
Я осмелел. Тяну за правый локоть, вынимаю винтовку. Адаптированная версия, дитя легендарной M16. Другая рукоять, цевьё с упором. Всё приспособлено для стрельбы в скафандре, ясно.
Перехватываю поудобнее, предохранитель, вижу, снят, навожу на тело, но и так понятно что оно уже окоченело. Винтовка подождёт, полежит, красавица, на камушках. Адреналин отпускает. Руки потряхивает. Так, перевернуть. Тяжёлый то какой!

Тяну вверх, переворачиваю на бок, подпираю ногой, переворачивается почти на спину — дальше не идёт, мешает ранец скафандра и замёрзшие застывшие ноги.
Забрало из мутного, толстого, пятнистого с наружной стороны бронестекла опущено, ничего не видно. Надо поднять. Посмотреть в лицо тому, кому спасибо уже не скажу. За тот страх, за лежание на промороженном грунте!

Вы когда нибудь пробовали блевать в надетом на голову целофановом мешке, да на морозе ночью, в 30 километрах от ближайшего жилья?

Я тоже нет. Это было впервые. Мне довелось видеть разное в жизни, в том числе и трупы убитых на базе людей, погибших от разных бед, включая стрелы, ножи и декомпрессии. Трупы умерших от декомпрессии на Марсе всегда выглядят ужасно: опухшие лица, разинутые рты, выпученные глаза.
А этот был тоже ужастный, тоже с открытым ртом, но — ещё и зелёный. Не равномерно, с прожилками. И чёрные огромные глаза. Какой то инопланетянин, воплощение кошмара. Только белеющие зубы в разинутом в беззвучном крике чёрном рту выдавали бывшего человека.

Это всё я понял позже, едва восстановив дыхание в шлеме, перчаткой сгребая хлопья непереваренного мясо-грибного желе, просунув её через специальную застёжку под шлемом скафандра в резиновую полость с термоизолирующим и влаговпитывающим материалом с внутренней стороны шлема. Да… Не для сбора рвотных масс она создавалась, но когда хочется жить, выбор не велик. Утёрся как мог. Смердит. До конца жизни не забуду. Долго ли?

Значит стрелял. Стрелял, уже будучи без разума, с поражёнными местными водорослями кровью, плотью, и конечно мозгами. Интересно, где он подцепил эту заразу? Скафандр вроде без латок, хотя что я там в свете звёзд на камуфляже мог рассмотреть? Пусть уж его коллеги разбираются.

Надо что-то делать. Выходить на связь — дорогое удовольствие, подсвечивать себя не хочется, моя делянка недалеко, а завистников много. Но и бросить тело военного я тоже не могу. Кстати, а почему его никто не искал? Над этой задачкой ещё предстоит поломать голову. Тут — место свободной добычи. Получается, что вояки шарятся тут втихую?

Ночь вступила права, мороз с ветерком всё сильнее, батарея скафандра стала заметно садиться, воздуха тоже не густо, хотя хватит часов на 14. Жить в скафандре нельзя. За хабаром поход не удался, одни убытки. Нужно ставить палатку или вызывать вояк. Хочется жрать и спать. Как подумаю, какие допросы впереди. Бить то будут врядли, тут и так всё очевидно. А вот удастся ли у них недорого вымыть и дооснастить скафандр — большой вопрос. Они служат компании, мы — бродяги — для них лишь досадная помеха.

Но жить надо. Выключаю арбалет. Стрелять сегодня точно не придётся. Инициирую голосом вызов полиции. Вижу, определили. Бесстрасстный голос робота подтвердил приём вызова и координаты, велел ждать не покидая места происшествия. Прибудет, мол, военная полиция. И кто бы сомневался? Эти за своих Марс до сердцевины перекопают. Круговая порука, мать его.

Всё. Жду. Смердит в шлеме, живот бурчит и явно готовит мне сюрприз. И этот тут лежит, под ногами. Иду за «удочкой», сама не приедет, а оставлять своё хозяйство в наших краях нельзя, у бродяг чутьё на поживу.

Хрустит обледенелый грунт. Местами поблескивает лёд. Почти минус 70, глубокая ночь. Ещё и ветер усиливается, порывы ледяного ветра даже немного ощущаются, хоть он и разрежен. Скафандр работает вовсю, вентилируя смрадный воздух и прогревая внутренности. Даже пить из гидратора противно.
Гнусный шарик…

———————-

Если вам нравится блог — ставьте лайки. Если не нравится — ставьте дизлайки. И пожалуйста, не стесняйтесь высказывать Ваши мнения о открывающемся для Вас невероятно красивом и опасном марсианском мире, в котором я живу. Пока живу.

Искренне Ваш,

Марсианский Бродяга

* Внимание! Все события и люди, упоминаемые в блоге — вымышленные. Автор не претендует на научность сего труда. Изображения принадлежат их авторам и владельцам, в данном тексте используется для иллюстрации, исключительно с познавательной целью, в случае не указания или не верного указания владельца и автора — автору текста первоисточник установить не удалось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

10
Войдите, чтобы видеть ещё 8 комментариев, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Знайка
Вечность назад

рЕголит...

Майор Том
Вечность назад

https://youtu.be/oO_WWqWhbyc

Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
If you were unable to log in, try this link.