Надвигается буря, или эсхатология как двигатель освоения космоса

2В закладки
Аудио

Век человека короток, а память поколений сохраняет лишь мифы о древних временах. Мимолётная человеческая жизнь лишь при большой наблюдательности даёт шанс заметить и оценить те вековые изменения природы, что управляют судьбами народов, цивилизаций и всего живого. Лишь усилием разума и изучением накопленных свидетельств истории даётся осознание великой мощи космических сил, постоянство которых сохраняет нашу земную ко­лыбель в целости, а малейшее изменение способно смахнуть нас с лика Вселенной в единый миг.

Солнце, великое Солнце.

Солнце – термоядерный взрыв, длящийся миллиарды лет, истинный творец Земли и всех планет, действительный властитель их прошлых, нынешних и будущих судеб и их неот­вратимый губитель в назначенный час.

Солнце греет и опаляет близкие планеты – свою нынешнюю свиту. А на краю Солнеч­ной системы, делая один оборот за десятки и сотни тысяч лет, вращаются во тьме холодные и обледеневшие планеты – и, возможно, некоторые из них являются детьми Прошлого Солнца – звезды, получившей официальное название Коатликуэ… сверхновой, четыре с по­ловиной миллиарда лет назад создавшей газо-пылевое облако, из которого родилось нынешнее Солнце и нынешнее поколение планет. Может быть, на некото­рых из них экспедиции людей в своё время найдут реликты цивилизаций, существовавших миллиарды лет назад, и сгоревших в додревнем апокалипсисе? Впрочем, об этом в другой раз. Сейчас – о роли нашего Солнца в нашей ближайшей судьбе.

Ведь, в любом случае, люди доберутся на дальние окраины родной системы только если нынешнее Солнце даст им возможность жить и развиваться. Но такой вариант будущего вовсе не гарантирован!

О циклах солнечной активности сейчас знают не только астрономы. Но пока не все знают, что этих циклов много: 11-летний цикл Швабе-Вольфа, 22-летний цикл Хейла, 88-летний цикл Гляйсберга, 200-летний цикл де Врие-Зюсса, 2300-летний цикл Холлстатта, и другие, более длительные и глубокие по своему размаху.

Когда Солнце входит в вековые минимумы своей активности…

«Минимум Вольфа», XIV век. Великая Чёрная Смерть. Великий Голод. Гибель трети населения Европы. «И люди, как звери, бежали от других людей и ели детей своих» (Biblia Pauperum, 1317), «И бысть знамение в солнце, места черны по солнцу, аки гвозди, и мгла ве­лика была и бысть глад, мор и хлад» (Никоновская летопись, 1365).

«Минимум Шпёрера» XV-XVI века. Столетняя Война. «В год 1438 от Рождества Господа нашего, Карл VII Победитель, сын Карла VI Безумного, торжественно вступил в освобождённый от англичан Париж, а зима была столь сурова, что дикие волки из Булонского леса забегали стаями на улицы города в поисках тепла и пищи в виде человеческой плоти» (хроника Ангеррана де Монстреле, 1444).

«Минимум Маундера» XVIII век. Малый Ледниковый Период. Зимой «птицы в Герма­нии замерзали на лету и падали замертво», Босфор каждую зиму сковывал лёд, в Москве в июле шёл снег, летом европейцы ходили в пальто, шляпе и перчатках, а в умеренных и север­ных широтах Европы, Азии и Америки погибли почти все леса, и только с XIX века началось их восстановление. Посмотрите пейзажные даггеротипы начала XIX века в сравнении с сего­дняшними фотографиями тех же мест.

Это происходило с природой и человечеством, когда активность Солнца была на тыся­челетнем минимуме. Что же касается периодов большей длительности и размаха, то, чтобы дать о них представление, лучше сразу указать на самый большой из известных. За послед­ние миллионы лет Солнце, а вслед за ним и вся Солнечная система, вошли в минимум цикла с периодом около ста миллионов лет – так называемого «геологического мегацикла». Антарктида была когда-то тёплым краем, покрытым древовидными папоротниками, между которыми гуляли себе динозавры. Но уже 10 миллионов лет там царит лёд, а никакие не динозавры и даже не мамонты. Наш родной четвертичный, он же антропогеновый период земной истории, длиной пока что (а если не повезёт – то всего лишь) в 2 миллиона лет, уже весь состоит из наступлений и отступлений вечных льдов, прочно оккупировавших полюса. И периоды наступлений все длительнее, а отступления всё короче и прохладнее. Волнами, друг за другом: Дунайское, Гюнцское, Миндельское, Рисское и последнее на сегодня Вюрмское оледенение… Сейчас отношение межледниковых периодов к ледниковым по длительности – 1:4 в пользу льда. И нынешнее потепление, длящееся 25 тысяч лет, не будет сколько-нибудь заметно продлено человеческой деятельностью. Уже пора ему смениться следующим ледниковым периодом, более суровым и долгим, чем предыдущие.

И вхождение в Минимум продолжается. Впереди ещё двадцать миллионов всё более морозных лет. Потому что Солнце, наш великий и грозный господин, омрачило свой лик, всего-то на 0,2% своей сиятельной мощи… И вот, уже в пятый раз в разведанной геологической истории, льды дойдут до экватора, и великие морозы снова погубят более 95% всего что есть живого на Земле. Такие события называются Великими Вымираниями, и мы родились и живём в эпоху очередного из них, такие ростки на снегу.

Да, стоит попутно заметить, что не всегда вымирания вызывает само Солнце: в прошлый раз, 66 миллионов лет назад, вызвали не льды, а попадание в Землю десятики­лометрового астероида. Летал себе по орбите вокруг Солнца, да и не разминулся однажды с Землёй. И оказался в одиночку способен привести к ледниковому периоду длиной 33 тысячи лет. Динозаврам хватило, чтобы сойти со сцены жизни. Впрочем, есть и иное соображение насчёт того, откуда такое горе взялось, и было ли оно одно. Смотрите ниже.

Так вот, морозы это ещё полбеды! Как будто этого мало, в ближайшие миллионы лет, то есть как раз на пике оледенения, закончится завод у часов земной геологии – отключится магнитное поле Земли. Солнце создало Землю именно такого размера, что её час приходит именно сейчас. И как только земной магнит перестанет магнитить, то солнечный ветер сдует атмосферу, океаны частично выкипят (в условиях низкого атмосферного давления), а частично замёрзнут, и льды заметёт песок. В итоге, Земля станет ещё одним Марсом. На всё про всё уйдёт немного – каких-то пять тысяч лет, но людям станет нечем дышать уже через лет десять, ведь плотность атмосферы будет падать экспоненциально. А потом будет уже довольно-таки всё равно, греет ли Солнце… Не станем в этом рассказе останавливаться на механизме явления, на то есть разработанная академиком В.Н. Лариным интереснейшая, обоснованная фактами и имеющая предсказательную силу космогоническая, планетологическая и геологическая теория (которой вот уже 50 лет яростно сопротивляются сторонники традиционной вегенеровской геологической теории), но это случится в течение следующих пяти миллионов лет. То есть, может быть – прямо завтра.

Так что, в этот раз у земной жизни не будет шанса возродиться из ледяной могилы. И опять – не странно ли, что человечество появилось на Земле именно в такую эпоху, а не в те века, когда впереди были десятки миллионов лет тропической безмятежности?

Итак, погода на сегодня: в великом космическом механизме Солнца, маятник сотен мил­лионов лет неспешно летит к полюсу холода, дальше и дальше. С двадцать пятого тысячеле­тия до нашей эры, солнечный маятник сотен тысячелетий движется пока что к теплу, почти исчерпав свой ход. С конца XVIII века маятник веков тоже качнулся к теплу. И, наконец, как нам сообщают синоптики, солнечный маятник годов выдаст нам несколько более холодных зим. Хм, вспоминая прошедшую зиму, думается, что синоптики опять не на высоте. Впрочем, на фоне вековых и тысячелетних движений, эти текушие годичные колебания столь же незначительны, сколь они заметны и существенны для нас, людей… ну, а сотни миллионов лет для нас так же нечувствительны, как и мы для них.

Сейчас, когда тысячелетняя и вековая активность Солнца возрастает…

Все знают, что такое магнитная буря (или, более правильно – «геомагнитная буря»). Это когда на Солнце вспышка, голова трещит, а у кого-то и давление скачет, и настроение сквер­ное, и погода непонятная и всё не то… но всё это проходит через день-два.

Те, кто по роду деятельности связан с электричеством, радиотехникой, космонавтикой – хорошо знают, что такое сильная магнитная буря. Это когда радиосвязь барахлит, спутни­ковое телевидение отказывает. Магнитная буря 13 марта 1989 года привела к перегоранию трансформаторов электросетей в Квебеке, оставив провинцию без электричества на полсу­ток, ущерб составил 13,2 миллиона долларов, а на почти 1300 спутниках (по данным аэрокосмического командования США и Канады NORAD) возникли помехи и повреждения; зато над Японией и Средиземным морем люди полюбовались полярным сиянием. Магнитная буря 28 октября 2003 года лишила Швецию радиосвязи и электричества на несколько часов и повредила космические лаборатории ACE, SOHO и прибор связи на аппарате Mars Odyssey. Но если бы следующая вспышка 4 ноября 2003 года не промахнулась по Земле – последствия были бы куда масштабнее. Выход из строя спутников из-за вспышек на Солнце – вообще явление регулярное: 1989, 1991, 1994, 1997, 1998, 2001, 2003 – всех и не перечислить… сейчас, впрочем, принимаются меры по усовершенствованию конструкций, но уязвимость все ещё велика.

Но самая сильная магнитная буря в недавней истории известна под названием «событие Кэррингтона 1856 года», или «Солнечный супершторм». После нескольких дней нарастания активности, на Солнце произошла колоссальная вспышка, повлёкшая корональный выброс массы, в виде примерно десяти миллиардов тонн газовой плазмы, устремившихся от светила со скоростью 2380 км/с, впятеро большей, чем у обычных протуберанцев – предыдущие более слабые выбросы расчистили ей путь. Земля оказалась на пути бури 1 сентября 1856 года. Разом отказала аппаратура всех уже существовавших тогда в Европе и Северной Америке телеграфных сетей. Полярные сияния наблюдались даже над островами Карибского моря на 18° северной широты, а в северных широтах небо полностью горело пламенем. Рассказывали, что золотоискатели в Скалистых Горах подумали, что уже настал рассвет и принялись готовить завтрак в час пополуночи… эта буря была примерно в десять раз сильнее «сильных» бурь последних лет (для точной оценки силы бурь разработан специальный индекс Dst, выражаемый в отрицательных нанотеслах).

Во льдах Гренландии и Антарктиды шведские геологи нашли слои с повышенным со­держанием радиоактивных изотопов бериллия-10, хлора-36 и углерода-14. Они относятся к седьмому веку до нашей эры. Это следы вспышки на Солнце, в десять раз более мощной чем «событие Кэррингтона». Такие же следы равной по силе вспышки найдены японскими физи­ками в годовых кольцах ископаемых кедровых стволов в Японии. Они относятся к 774 году нашей эры.

Итак, активность Солнца вновь, спустя тысячелетия, возрастает. И обязательно, неиз­бежно придёт день очередной Великой Солнечной Бури. И что произойдёт, если она грянет не послезавтра, а уже завтра, в самые ближайшие годы? Конечно, нам может и повезти: выбросы корональной массы – вещи направленные, Солнце может по нам и промахнуться. Ну, или хотя бы струя плазмы (пока она пролетает расстояние от Солнца до Земли – раздувается до диаметра 50 миллионов километров!) заденет нас лишь краем, или её магнитное поле будет направлено с юга на север и усилит собственное магнитное поле Земли, а не подавит его. Но если нет?

Что произойдёт в день Бури с нашей цивилизацией, с земной жизнью вообще?

— после вспышки, первым Земли достигнет удар рентгеновского излучения, которому достаточно будет всего восемь с половиной минут чтобы преодолеть расстояние от Солнца до Земли. Излучение уничтожит спутники, кроме прикрытых Землёй, нагреет и ионизирует обращённую к солнцу часть ионосферы и стратосферы так, что она расширится вверх на ты­сячи километров и нарушит орбиты всего, что летает вокруг Земли вообще. Собственно, всё начнёт падать на Землю. Кроме геостационарных спутников – они висят слишком высоко, и останутся на орбитах миллионы лет. Вот космонавтов на МКС будет жалко, и вариантов спасти их не будет никаких – даже если рентгеновский удар их не изжарит сразу, то наверня­ка убьёт вторичная ионизация, а потом станция сойдёт с орбиты и рухнет где попало, как и тысячи других кусков металлолома. Проблема космического мусора будет радикально реше­на, но землянам ещё долго будет не до радостей по этому поводу;

— последующий удар струи газовой плазмы достигнет Земли примерно через сутки. Со скоростью, чтоб напомнить – более двух тысяч километров в секунду. Защитные радиацион­ные пояса Ван-Аллена будут в несколько секунд сдуты с Земли, а магнитосфера по фронту удара будет продавлена может даже до самой поверхности, что было бы крайне печально, так как ионизация атмосферы при этом достигнет уровня таковой при ядерном взрыве;

— сплошное «полярное» сияние огненно-красного цвета (так как в верхних слоях атмосферы преобладает водород, а он светится именно красным при ионизации) не только охватит всю планету, но и спустится с небес на землю – все заострённые объекты и конструкции будут покрыты огнями святого Эльма, все изоляторы пройдут жёсткое испытание на пробой, а все токопроводящие предметы будут бить током – возможно, даже опасным для жизни;

— сгорят все электроприборы, все электросети, холодильники, микроволновки, телевизоры, радиоприёмники, мобильные и прочие телефоны и рации, все промышленные роботы, генераторы электростанций и электродвигатели электровозов, тепловозов, кораблей, электромобилей, независимо от того – будут ли они включены в сеть или нет. Ток будет наведён во всем, что может его проводить;

— в этой общей массе сгорит вся, сколько ни есть, электронная компьютерная техника – от серверов до простейших процессоров, управляющих раздвижными дверями и светофорами. Включённая и невключенная в сеть;

— все записи на магнитных носителях будут надёжно и безвозвратно стёрты;

— пассажиры летящих самолётов выживут только в случае, если их самолёты будут способны спланировать, и пилоты будут достаточно опытны, чтобы лететь без приборов, и рядом найдутся посадочные полосы. Слишком много «если»;

— морские суда окажутся во власти ветров и течений. На парусных судах придётся за­быть об электромоторах, поднимающих паруса, и, если получится, перейти к работе руками;

— метро? Проводка там не погорит только если будет напрочь отключена от поверхно­сти. Да и электростанции, питающие их – не под землёй находятся. В метро станет темно, душно, и никакого движения;

— на поверхности, все устройства из ферромагнитных металлов намагнитятся и времен­но перестанут работать. Например, дверцы лифтов прилипнут друг к другу, так что вручную их будет некоторое время не открыть;

— людям с болезнями сердечно-сосудистой системы (гипертония, ишемическая болезнь, вегето-сосудистая дистония и им подобные) будет угрожать реальная смертельная опасность, от которой они смогли бы укрыться только под защитой толщ земли и бетона. Да и любому человеку не поздоровится – ведь с точки зрения электрика, человек представляет собой несколько вёдер электролита в изолирующей оболочке, что-то вроде аккумулятора;

— пожалуй, ядерные ракеты в подземных шахтах прекрасно перенесут бурю со всей своей инфраструктурой – разве что стальные крышки шахт намагнитятся и их не сразу мож­но будет сдвинуть. Так что, если у какого-то генерала «сдвинется крышка» и покажется, что враг таки напал – запуск ракет будет возможен, а вот ответный удар – не гарантирован;

— ионизированная атмосфера будет разряжаться чудовищными по силе грозами, с лесом молний бьющих по всему металлическому или хотя бы возвышающемуся над поверхностью земли;

— несмотря на грозы, озона в атмосфере станет намного меньше, так как он будет выжжен ионизирующим излучением. Уменьшение толщины озонового слоя в результате со­бытия Кэррингтона 1856 г. оценивается в 5%, а буря десятикратной силы будет способна уни­чтожить до 50% озонового слоя. Значит, после неё ещё много лет будет повышен уровень рака кожи и подобных неприятных вещей. Не позагорать;

— атмосфера насытится радиоактивными изотопами, из которых долгоживущие – те же бериллий-10, хлор-36 и углерод-14 осядут во льдах, камнях и кольцах деревьев в память о ка­таклизме. Короткоживущими изотопами будет дышать всё живое, и получит облучение, способное вызвать лёгкую степень лучевой болезни. А то и нелёгкую. Очевидный факт: ведь такие события должны порождать в биосфере вспышки мутаций и ускоренное видообразова­ние. Изменчивость генома вовсе не обязана быть постоянной величиной. Похоже, каждая Великая Буря в истории Земли создавала тысячи новых видов живых существ. Солнце – двигатель земной эволюции?

— впрочем, пыль и зола от пожаров, которые возникнут из-за молний и неизбежных локальных техногенных катастроф, будет постепенно абсорбировать радиоактивные изотопы из атмосферы и переводить их в осадки… Конечно, за исключением золы, выбрасываемой из взорвавшихся атомных энергоблоков;

— ионизация атмосферных газов повысит их химическую активность. В частности, бу­дут массово образовываться органические эфиры азотной кислоты – этилнитрит и ему подобные. Эти ядовитые вещества не добавят здоровья ни людям, ни животным, и спустя ме­сяцы осядут в почве, на память потомкам;

— из-за ионизации атмосферы на недели, если не на месяцы станет невозможным ис­пользование радио – будет доступен только проводной телеграф с изолированными кабелями;

— точный механизм неизвестен и наверняка сложен, но, похоже, возрастание активности Солнца на Земле отзывается землетрясениями и мощными извержениями больших вулканов. Возможно, очень больших вулканов. Как там себя чувствуют Йеллоустон и его родственники – Кракатау, Сакурадзима, Флегрейские Поля?.. Известно как: они все сейчас просыпаются!

Последствия?

Их можно описать всего двумя словами: КАМЕННЫЙ ВЕК.

При этом, факты свидетельствуют, что Великая Буря будет не одна. На пике активности Солнца, такие события вероятно, повторятся несколько раз в течение одного-двух веков.

Сможет ли нынешняя цивилизация пережить Великую Бурю и восстановиться?

Не факт.

Можно ли сделать что-либо для предотвращения гибели цивилизации из-за Вели­кой Бури?

Можно. И многое.

На самом деле, можно сделать цивилизацию вообще неуязвимой к подобному шоково­му воздействию. Но придётся потрудиться. В каком же направлении следует развивать техно­логии, какие объекты строить, что осуществить?

Вот что можно и нужно сделать в преддверии приближающейся бури:

— перейти от строительства с использованием металлов к строительству из натурального и искусственного камня и неметаллических композитных материалов. Этому есть и иные практические основания: композитная неметаллическая арматура прочнее стальной, компо­зитные трубы практически вечны;

— перейти от электроники к оптронике, то есть, к оптическим компьютерам, отказаться от магнитных носителей информации. Между прочим, переход к оптическим компьютерам позволит вместо двоичной логики внедрить логику многозначную, на много порядков более мощную. На базе двоичной логики вряд ли технически возможно создание искусственного интеллекта равного человеческому, а вот на базе полихромной («цветной») логики, это точно осуществимо;

— в создании транспортных средств, в том числе космической техники, также перейти к использованию неметаллических композитных материалов. Электрические цепи в технике конструировать с учётом возможного электромагнитного шока;

— развивать энергетику в направлении использования геотермальной энергии. У нас под ногами тысячи километров расплавленной магмы. Солнце запасло их для нас, при строи­тельстве Земли. Источник надёжный, стабильный, на миллионы лет. Геотермальная электро­станция на термопарах на много порядков надёжнее и долговечнее даже гидроэлектро­станции. Ещё бы, без движущихся частей-то! Пожалуй, хорошо построенная – будет выда­вать электроэнергию миллионы лет. Каково? Для сравнения, срок эксплуатации ГЭС хо­рошей, старой постройки – до 100 лет (но сейчас так не строят!), тепловых станций – по проекту обычно до 20 лет (100 000 рабочих часов), а на практике и 40 и 50 лет, но с угрозой аварий; солнечных батарей – 15-30 лет; ветряков – 10-25 лет, ну, а с атомными станциями всё трудно и опасно, это каждый знает. Так что, есть о чем подумать;

— и, самое действенное: нужно начать глобальный процесс переноса всей инфраструк­туры цивилизации под землю. Да, верно, задача сложная, дорогая, неизбежно политическая, и в чем-то даже культурно-психологическая. Но преимущества такого перехода неоспоримы и многочисленны. О них – подробнее.

Страна Агартха (на санскрите: «Неуязвимая»)

За идеей перехода к подземной жизни стоят следующие соображения:

1. Погода. Наиболее очевидная и прозаическая вещь: под землёй веками только одна температура и только одна погода. Никаких бурь – не только солнечных, но и всяких торнадо и цунами, ливней с наводнениями, и прочих суховеев и снегопадов. Забыли об этом. Всегда всё было, есть и будет тихо, ровно и спокойно. Надёжно, как за каменной стеной. Чистой воды под землёй полно, и холодной и горячей. И минеральной. Отопление гарантировано на миллионы лет, Земля согреет. Оттуда же и электричество, как уже сказано – добывай хоть термопарами, хоть гео­термальными турбинами миллионы лет. Землетрясения? А что, они на поверхности без­опаснее? Это ведь чисто конструкторская задача – сейсмобезопасность на глубине, она реша­емая, и решается. Главное – научиться убирать за собой, научиться свой мусор аккуратно пе­рерабатывать, и научиться о свежести воздуха заботиться так, чтобы от поверхности не зависеть, а то мало ли что там, наверху, произойдёт;

2. Технологическая безопасность. Любая «техногенная катастрофа», случись она под землёй, будет только и исключительно локальной аварией. Не разрушит жилье и экологию, не изгадит тысячи квадратных километров лесов или морей. Её всегда можно будет ограничить, перекрыть и оградить. И там уж разбираться;

3. Военная и политическая безопасность. У вас атомные ракеты? А у нас всё населе­ние уже живёт глубоко в бункерах. Тратьтесь на свои ракеты и дальше. Но вообще-то, вопрос комплексный, и о его решении думать надо заранее. Действительно, подземные города будут восхитительно неуязвимы для ракет и даже метеоритов. Но они должны быть неуязвимы ещё и по системам жизнеобеспечения, и по коммуникациям. Ещё может возникнуть вопрос, мол, подземелья есть пространства замкнутые, и из них даже если захочешь – так просто не выбе­решься. Да, верно, под землёй государству легче будет осуществлять полицейские функции. Так ведь дебаты о репрессивной роли государства не под землёй возникли, здесь они лишь станут более актуальными и таки уже потребуют выработки оптимального решения. Кто из народов наладит государство, заботящееся о прогрессе и свободе личности, такое, которому общество будет доверять, тот и процветёт. Кто не сможет – отстанет и пропадёт. А вот возможностей у агрессивных и отсталых испортить жизнь мирным и передовым – поубавит­ся. Это вкратце, а действительная картина будет, понятно, куда красочнее и сложнее;

4. Экология и забота о биосфере. Поверхность Земли служила колыбелью для юного человечества только в предыдущие два миллиона лет, только в пределах от экваториальной до субтропической климатических зон, только в пределах степей и лесов (но не пустынь, гор, морей и океанов) и только в межледниковые периоды. И эту колыбель человечество делило со всеми в ней же живущими организмами (что, как правило, не добавляло уюта и комфорта), и уже успело её опустошить и загадить настолько, что впору искать другую Землю. Но другой Земли в пределах досягаемости пока не предвидится. Надо спасать ту, что есть. Причём спасать от себя. Убрать с лица земли свои грязные кухни и кузни, хлева и покосы, мойки и свалки и всё такое прочее, и таки уже заняться генеральной уборкой;

5. Преобразование поверхности Земли. Даже экологически чистая, отмытая и умытая земная поверхность никогда не была и не будет прямо вся райским садом. Тем более, в пред­дверии грядущего нового ледникового периода. Тем более – в нынешнюю эпоху Великого Вымирания. И тут делу очень поможет терраформинг Земли. Да! Именно терраформинг, «приведение к земным условиям», не Марса, не Венеры, а самой Земли – приведение её по­верхности к условиям максимально благоприятным для человека и для милой его сердцу го­лоценовой флоры и фауны (впрочем, издалека ещё более приятной, и какой-то даже сказоч­ной, что ли, представляется природа плейстоценового миндель-рисского межледниковья… и уж в любом случае, никто не станет масштабно возрождать бесконечные болота, слоноподобных жаб и метровых комаров каменноугольной эры). Главными задачами терраформинга Земли должны стать наращивание плотности атмосферы, повышение содержания кислорода в воз­духе и предупреждение утечки атмосферы в космос. Между прочим, при плотности атмосфе­ры всего в два раза выше нынешней, смена времён года практически исчезнет, и даже на по­люсах смогут расти деревья, как уже и было во времена динозавров… Увлекательный рассказ о технологиях «магнитных куполов» и «хрустальных небес» выходит за рамки данного по­вествования, в рамках же его отметим необходимость создания стабильной инфраструктуры для таких технологий. Стабильной, защищённой и рассчитанной на миллионы лет эксплуата­ции. На многие миллионы лет. Лучше места, чем в недрах планеты, для такой инфраструкту­ры не найти. Да и вообще, прежде чем заниматься терраформингом Марса и Венеры, ведь надо же обкатать технологию в благоприятных земных условиях. Потренироваться на земных кошках;

6. Выживание в случае геомагнитной катастрофы. Выше уже упоминалось отключе­ние магнитного поля Земли. Оно, предстоящее и неизбежное, произойдёт по чисто геологи­ческим причинам, и не оставит земной биосфере никаких шансов на выживание без активно­го и разумного вмешательства цивилизации. Да ладно, ну и каковы же шансы с «разумным вмешательством»? Вот, сейчас например миру не хватает питьевой воды. А каково будет по­бороться с нехваткой воздуха?! И все же, вышеупомянутые технологии терраформинга могут стать спасением, только в такой форсмажорной ситуации их придётся применять постфак­тум… Унеся в герметичные подземелья ту малую часть биосферы, что удастся спасти, уже потом, постепенно, возвращаться на поверхность и возвращать туда жизнь;

7. Еда для человечества. Мир идёт к выращиванию искусственного мяса без убийства животных, и к получению растительной пищи без распахивания лесов и степей под посевы. Увы, основными способами получения пищи эти технологии станут только когда окажутся дешевле традиционных способов (прости, Гринпис, но это так). Радует, что таковыми они станут скоро. Скоро станет куда дешевле вырастить в биореакторе готовый нежный бифштекс, чем ухаживать за коровой чтобы она выносила и отелилась, построить ферму и оборудовать пастбище и выпасти быка, а потом построить бойню и отвезти его туда, ещё за­сеять поля на зимние корма, обеспечить ветеринарный уход, и позаботиться о массе других вещей. То же с растениеводством – пахота, сев, волнения о погоде, вредителях, болезнях, уборка урожая, перевозка… то ли дело гидропонная ферма, которую можно вообще безлюд­ной сделать – роботы и питательный раствор подготовят, и семена в нем расположат, и расте­ния вырастят, и соберут урожай, какой фермеру и не приснится (тем более, если атмосфера искусственная – двойное давление и полуторный кислород. Урожайность в десять раз выше наземной? Легко!). Люди там будут даже нежелательны – качественная пища будет произ­водится только в условиях полной стерильности и отсутствия любых посторонних живых организмов, особенно – микробов. И всё это можно будет делать в подземных цехах, а степи вернуть бизонам, турам и прочим сайгакам;

8. Метеоритная защита. Метеориты и астероиды никто не отменял, их трудно отме­нить. Их миллионы, и они летают куда быстрее пуль. Кому-нибудь здесь нравится идея выме­реть подобно динозаврам? Нет таких. Динозаврам и самим не понравилось. При этом, оказы­вается, дело может обернуться куда серьёзнее, чем кажется. Опубликованная ещё в 1999 году статья «Опасность взрыва Каллисто и приоритетность космических исследований» освещает результаты исследований эволюции ледяных спутников больших планет, проведённых в Фи­зико-Техническом Институте им. А.Ф. Иоффе РАН. Коротко, выводы следующие: в результате действия ряда механизмов, ледяная кора всех крупных спутников больших планет имеет свойство периодически взрываться, и куски её потом разлетаются по Солнечной си­стеме. Ну, часть остаётся на орбите большой планеты. Кольца Сатурна знаете? Им от 15 до 100 миллионов лет, и лёд в них в основном с Титана. Забавно было бы, если бы выяснилось, что возраст тех колец не «от» и «до», а именно 66 миллионов лет. Стало бы ясно, откуда к динозаврам прилетел тот чемодан… Так вот, у некоторых спутников кора взрывалась неодно­кратно, а у спутника Юпитера – коварной Каллисто – ещё ни разу. И если… нет, и КОГДА она взорвётся, то на Земле мы это увидим сразу, и пойдёт для нас обратный отсчёт, так как спустя примерно 50 лет, на Землю на скорости примерно 29 км/с начнут падать куски насы­щенного водородом, кислородом и метаном льда размером до километра – практически, асте­роиды. Не менее одного астероида в день. В течение минимум десяти тысяч лет, максимум – ста тысяч лет… Не менее одного мегатонного взрыва в день, а в год до тысячи мегатонн… Может показаться, что такого веселья не было со времён Поздней Тяжёлой Бомбардировки 3,8 миллиарда лет назад, когда появились чудовищного размера кратеры на Земле, Марсе и Луне (в частности, на Земле: более 22 000 кратеров диаметром более 20 км, около 40 крате­ров диаметром 1000 км, штук пять следов ударов диаметром 5000 км – кратерами «это» уже не назвать. На Луне каждую ночь можно лицезреть Море Дождей, круглое такое, вверху и чуть слева от центра диска – диаметр 1123 км… с тех времён!). Но те события, пожалуй, ста­ли последствием гибели планеты Фаэтон, от которой остался Пояс Астероидов. В случае с Каллисто, дело, скорее, будет похоже всего лишь на события, уничтожившие динозавров… «Всего лишь». Оно, конечно, кому-то может и мелочь, но людям чтобы выжить, придётся закопаться, и по возможности поглубже. И всё своё хозяйство прикопать. Можно уже начи­нать закапываться. Да, а ещё можно построить много больших пушек на дальних подступах к Земле, и запастись снарядами на десять тысяч лет – отстреливаться от космоса. А может, и на все сто тысяч лет, это как повезёт;

9. Через недра – к звёздам. Сколько пушек ни строй, как ни закапывайся, а когда при­летит что-то действительное серьёзное, то последствия будут действительно серьёзны. Ведь Земля, как и другие каменные планеты, по сути своей является вовсе не твёрдой скалой, а, скорее, большой каплей каменного расплава, с тонкой корой снаружи. Если уменьшить Зем­лю до размеров яблока (ну, или яблоко увеличить до размеров Земли), то кожура яблока как раз и будет соответствовать толщине твёрдой земной коры, а остальная мякоть – это жидкая магма. И удар достаточно большого астероида может эту кору проломить, а магму расплес­кать по окрестному космосу. И каково при этом придётся обитателям поверхности – лучше себе не представлять. В давние времена такие события происходили не раз, и, как мы сейчас понимаем, могут произойти и в будущем. Вывод: человечеству не стоит век ограничиваться одной лишь Землёй. И, поскольку колонизация других планет, подобных Земле – Марса и Венеры, точно также не гарантирует выживания человечества в случае, если по Солнечной системе вдруг начнут быстро летать большие камни, то надо морально готовиться к расселе­нию непосредственно в космосе. То есть – готовиться к будущим эпохам жизни в хоть и боль­ших, но всё же замкнутых пространствах, с искусственными автономными экосистемами, высокотехнологичными производствами пищи, энергии и всего необходимого. Моделей кос­мических поселений уже предложено много, а будет, несомненно, предложено ещё больше. Общей с подземными городами у них является замкнутость пространств и экосистем, а отли­чает их дополнительная необходимость создания внешней защиты от все тех же космических лучей, малых метеоритов и солнечных магнитных бурь, необходимость создания искусствен­ной гравитации, но при этом и ключевое преимущество – возможность маневрированием уходить от столкновения со слишком большими и опасными метеоритами и прочими небес­ными телами. Ну, и конечно, неподверженность геологическим катаклизмам – землетрясени­ям, извержениям и прочим неприятным проявлениям планетарных сил.

Переход к свободному расселению в космосе, конечно, не отрицает заселения поверх­ности планет, и их недр. Более того, настанет время, когда планеты будут преобразованы по всему своему объёму, и будут выглядеть привычно только извне. Но это потребует совсем иных строительных материалов и технологий, и рассказ об этом будет не здесь. Важно, что на будущее сама парадигма, сама культура жизни в автономных защищённых от внешних воздействий поселениях должна стать одной из составляющих частей менталитета расы лю­дей, как целого. Отработанная до совершенства технология строительства и поддержания по­стоянства функционирования таких жилищ постепенно сделает человека невообразимо более свободным в выборе мест обитания во Вселенной. Открытый космос или глубины океана, плотная атмосфера или подземелья любого твёрдого спутника, астероида или планеты, или поверхность планеты с любой атмосферой – все сможет служить человеку пристанищем, когда вокруг него выстроен абсолютно надёжный дом.

Это и называется «расширение ареала вида благодаря увеличению адаптационных воз­можностей».

Да, возможен и другой путь – изменять собственное тело. На Венере стать силикатным скорпионом, в аммиачном океане Нептуна плавать метанодышащим китом, в открытом кос­мосе летать в теле реактивного осьминога… Такая вот современная аналогия того, давнего… «растекашеся мыслию по древу, серымъ вълком по земли, шизым орлом подъ облакы». Только далеко не всем людям придутся по душе все эти превращения, чтоб не сказать, извращения. Да прямо скажем – очень мало кому придутся. Разве что по работе, и лучше всего – в виде дистанционного управления роботом соответствующей формы. Так что – освоение и совершенствование технологий освоения подземного мира нашей планеты, удивительным образом оказывается этапом на пути человечества к звёздам!

Знаменательно во всей истории то, что силами предприимчивых и толковых людей, человечество как раз и движется по пути обживания недр. Только ведь так мало ещё сделано по сравнению с тем, что можно и нужно для обретения настоящей неуязвимости цивилизации. В самом деле, кратко подытожим достигнутый прогресс в освоении подземного пространства Земли, и то, что ещё предстоит достичь:

I. Создание глобальной подземной транспортной системы. Это понятно. Первому мет­рополитену уже полтора века, а современные начинания Илона Маска Hyperloop и Boring Company в этом отношении – воодушевляют. Дело движется;

II. Перенос под землю (и под воду) глобальной сети коммуникаций – компьютерной, телефонной, телевизионной. В принципе, сейчас эти сети стали технически чем-то одним и тем же. И их перенос под землю уже идёт. Только надо, наверное, копать глубже;

III. Перенос под землю предприятий промышленности, торговли и коммунального хозяйства, и их инфраструктуры. В больших городах уже начат… но это пока так мало по сравнению с тем, что стоит сделать;

IV. Перенос под землю производства и систем распределения электроэнергии. Что же, пока выполняется только для военных объектов. Потому что дорого. Так ведь зато потом окупится стократ;

V. Перенос под землю предприятий сельского хозяйства и пищевой промышленности. Увы, нет такого. Где-то с древних времён выдерживают в подземельях вина, где-то – сыры. Да и всё на этом. Здесь мы пока полностью зависим от состояния дел на поверхности;

VI. Совершенствование технологий жизнеобеспечения и постепенный переход всей ци­вилизации к работе, а затем и к жизни в основном под землёй. Задача задач. Задача на века. И браться за её выполнение надо основательно: начиная с распространения идеи о надёжности, предпочтительности такого уклада жизни, с преподавания этой идеи прямо со школы. Вот даже так. Когда для каждого само собой разумеющимся станет, что поверхность Земли – это природный парк, музей, курорт, заповедник, а недра – это надёжная и стабильная инфра­структура, защита, убежище. Что земная природа уникальна, и вторую такую мы в космосе не найдём, и мы, люди, должны её восстановить и сохранить на все будущие века человече­ства. И чтобы иметь возможность защищать и восстанавливать наш дом, Землю, мы прежде всего должны надёжно защитить сами себя. Даже от собственного Солнца.

Этот небольшой обзор угроз большого мира и людских возможностей им противосто­ять, на самом деле, позволяет сделать выводы вполне оптимистические. Можно в мире и выжить, и процвести. Просто надо не зевать, не лениться и думать головой. Правило на все случаи жизни, и на случай противостояния бурям, великим и малым. Только вот, надо уже это правило к угрозе бурь применять. Самое время.

Напоследок: предостережение от тех, кто жил до.

Легенды донесли до современности сведения о древних богах, приходивших и учивших народы полезным вещам вроде астрономии, колеса, гончарного дела и ткачества, а ещё летавших по небесам и воевавших друг с другом громами и молниями, и использовавших всякие технические чудеса типа ваджр, вимана, труб конг, дисков би и прочего. Есть легенды и о подземных городах и целых странах под горами Кунь-Лунь, под Уралом, ещё где-то. Эти легенды записаны, и они, в самом деле, вполне себе древние. Впрочем, может это всего лишь выдумки неграмотных дикарей. Ну вот как мифы о Трое и Микенах — никто же их всерьёз не воспринимал. Многие века никто даже не думал, что такие города реально существовали. Так что, Вам решать, уважаемый читатель — сказка или нет.

Но вот бесспорным, проверяемым фактом является наличие, пусть далеко не «по всему миру», но все же – в Перу (Саксайуаман, Каласасайя, Ольянтай-Тамбо), в Боливии (Тиуанако), в Ливане (Баальбек), в Египте (Великие Пирамиды, Сфинкс и подземелья под ними), в Гамбии (Юндум) — каменных структур доисторического возраста, но с такими масштабами и качеством обработки камня, воспроизвести которые затруднились бы современные профессионалы а не то, что цивилизации, которые их себе приписали. Это то, что можно увидеть и потрогать своими руками — тут уж сказать «сказки!» на получится.

Впрочем, никакие подземные страны или туннели под целыми континентами пока не найдены, а мегаструктуры типа Йонагуни или Горной Шории всё же могут быть объяснены результатом естественных процессов эрозии и выветривания. И так уже много шарлатанства развелось вокруг истории, а уж тема «Великих Древних Предков» – она прямо какая-то особо благодатная.

Что можно сказать?

Можно предположить, что какая-то цивилизация (чисто человеческая, без всяких там пришельцев) смогла взобраться довольно высоко по лестнице познания, но в тот самый период, когда она стала полностью зависимой от электрических технологий и применения металлов, она и была повергнута в хаос именно очередной Великой Бурей, и добита окончательно климатическими катаклизмами. Мы разобрали, как это может произойти. Построить подземную страну они не успели, хотя, возможно, пытались, и даже создали какие-то убежища. Но убежища эти не были автономными, выжившие носители культуры должны были контактировать с поверхностью, и постепенно растворились среди впавших в варварство масс в малоуспешных попытках привить им вновь утраченную культуру. Всё это могло бы происходить уже после окончания Вюрмского ледникового периода, то есть, менее 25 тысяч лет назад. Ведь повышение солнечной активности всегда совпадает с глобальным потеплением, а значит, посреди оледенения великих солнечных бурь ждать не приходится.

Материальных подтверждений такой гипотезы мало, и хотя они внушительны по разме­рам, но есть неуверенность: все же, следы ли это древней развитой цивилизации, или мы таки сильно недооцениваем упорство и тщательность древних каменотёсов, вооружённых лишь каменными или медными молотками да верёвками из лиан… Откуда неуверенность? Так ведь от нашей нынешней цивилизации за 15-20, да даже и за 50-100 тысяч лет осталось бы куда больше совершенно неоспоримых подтверждений существования высокоразвитой именно технической цивилизации: спутники на геостационарных орбитах, десятки аппаратов на Луне и Марсе, и, главное, поближе – огромные залежи пластиковых бутылок, полиэтиле­новых пакетов и битого стекла… хотя, да, верно, никаких узнаваемых городов на поверхно­сти. Вообще-то, следов цивилизации действительно не останется только там, где проползут ледники предстоящего оледенения – но они же далеко не всю Землю покроют, в этот-то раз. И, зная, где копать, можно было бы выкопать очень многое. Не там копаем?

А об остатках цивилизации возрастом старше последнего, Вюрмского, ледникового периода вряд ли можно говорить серьёзно, ведь самые старые найденные на сегодня останки людей современного вида Homo Sapiens Sapiens имеют возраст 100-150 тысяч лет, а массовые анализы митохондриальной ДНК указывают на то, что древнейший генетически общий предок всех ныне живущих людей − «митохондриальная Ева» − жила в Восточной Африке всего-то 200 тысяч лет назад. И вокруг всех найденных косточек были обнаружены только самые примитивные каменные орудия.

Так что, вывод таков: да, это в принципе возможно, что террасу Баальбека, и взлётную полосу Юндума строили те, чья история состоялась в период между 25-м и 12-м тысячелети­ями до наших дней, и завершилась откатом в каменный век. Характерными особенностями позднего этапа той цивилизации были – недоверие к металлам, очень массивное каменное строительство и стремление закопаться поглубже под землю. Пожалуй, такие привычки появились не от хорошей жизни, а от горького опыта. Чтобы сказать больше – надо копать глубже.

Какой бы ни оказалась истина о древних цивилизациях, фактом остаётся то, что наша нынешняя цивилизация, столь беззаботно идя по накатанному пути, прямо сейчас рискует, впервые ли в земной истории или же, наоборот, повторяя чью-то злую судьбу, разыграть сценарий «Падение в каменный век». Если грянет буря.

А буря обязательно грянет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

8
Войдите, чтобы видеть ещё 63 комментария, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Эллен Рипли
Вечность назад

Апокалиптическая литература всегда трогает чувства. Особенно понравились города под Уралом и древние цивилизации. Надо бы про Атлантиду тоже. Интересно, а там тоже на санскрите говорили и писали?

Грустный Илон
Вечность назад

Один из возможных вариантов Апокалипсиса .. Ну и как нам спастись? Автор предлагает Человечеству зарыться глубоко под поверхностью Земли! Моё мнение об этом варианте - он слишком маловероятный, чтобы всерьёз беспокоиться.. Почему? Да просто потому, что за 4 с лишним миллиарда лет существования нашей планеты, такого события НИ РАЗУ не было! По крайней мере насколько мы сейчас знаем, в прошлом было 6 Великих Вымираний жизни на планете, но ни одно из них не было вызвано возросшей активностью Солнца. Так что по Теории Вероятности не будет и сейчас. А вот вероятность гибели Человечества в пламени Третьей Мировой(Термоядерной) Войны в 1 000 000 000 раз больше, чем по внешним причинам. Как в фильме Рязанова - "сама сама сама" © - мы самоуничтожимся. Падений астероидов, гамма вспышек сверхновых, извержений Супервулканов и т.п. можно не опасаться - МЫ САМИ СЕБЯ УНИЧТОЖИМ. НАДЁЖНО!

Знайка
Вечность назад

Вау. Это будет самым крутым эсхатологическим манифестом, который я видел за последнее время (а я таки видел несколько), если в конце добавить ссылки на рецензируемые источники. По состоянию на сейчас - вижу комплексный взгляд автора на проблему, вижу некоторые ошибки и неизвестно как обоснованные тезисы. Но это - нормальная ситуация для науки. Будемо полемізувати.

Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
Если не получается зайти отсюда, попробуйте по ссылке.