Сила «бледно-голубой точки» три десятилетия спустя

3В закладки
headset Аудио

Космический аппарат, который сделал знаменитую нечеткую фотографию, с каждым годом становится слабее, но это изображение все еще успокаивает.

MARINA KOREN, журнал The Atlantic

Нептун, Уран, Сатурн, Юпитер, Венера и Земля — такими их увидел «Вояджер-1»
JPL-CALTECH/NASA

Тридцать лет назад космический аппарат, направлявшийся к краю солнечной системы, повернулся назад к Земле и сделал снимок.

Изображение, показанное ниже, стало известно как «бледно-голубая точка». Оно был снято 14 февраля 1990 года роботом Voyager 1, созданным Лабораторией реактивного движения NASA. Зонд пролетел мимо Юпитера и Сатурна, послал на Землю красивые крупные планы и интереснейшие научные данные. После Сатурна космическому аппарату суждено было провести оставшиеся годы в глубоком космосе. Там не было ничего, кроме тьмы, иногда прерывающейся мерцанием далеких звезд. Так как не было никакой причины держать камеры Вояджера включенными, NASA захотело сохранить энергию зонда. Но прежде чем выключить камеры, инженеры NASA приказали «Вояджеру» в последний раз взглянуть на дом.

На фото три темных цветных луча — солнечный свет, рассеянный камерами — врезаются под углом к ​​угольной темноте космоса. Внутри одного из лучей, около его середины, еле видно слабое пятнышко светло-голубого цвета. На расстоянии 3,7 миллиарда миль (почти 6 миллиардов километров) вам придется прищуриться, чтобы увидеть его.

JPL-CALTECH / NASA

Этот вид вдохновил покойного астронома Карла Сагана, придумавшего идею этого последнего взгляда, на свои самые известные слова, написанные в книге 1994 года:

Взгляните еще раз на эту точку. Это здесь. Это дом. Это мы. На ней все, кого вы любите, все, кого вы знаете, все, о ком вы когда-либо слышали, каждый человек когда-либо существовавший. Совокупность наших радостей и страданий, тысячи уверенных в себе религий, идеологий и экономических доктрин, каждый охотник и собиратель, каждый герой и трус, каждый творец и разрушитель цивилизации, каждый король и крестьянин, каждая влюбленная молодая пара, каждые мать и отец, каждый подающий надежды ребенок, изобретатель и исследователь, каждый учитель морали, каждый коррумпированный политик, каждая суперзвезда, каждый верховный лидер, каждый святой и грешник в истории нашего вида жили там — на частичке пыли, подвешенной в солнечном луче.

Действительно, пылинка. Я не критикую Сагана, но когда впервые увидела «бледно-голубую точку» — была не в восторге. Это было летом 2015 года, и я сопровождала свою подругу Аманду Кормье в тату-салон в Вашингтоне, округ Колумбия, где ей нанесли чернилами это изображение на ее левое предплечье, чуть выше локтя. Она выбрала цветные чернила: красные, зеленые и желтые для полос света, Синие для Земли и красные для маленькой стрелки, которая указывает на точку. Я смотрела на реальное изображение, пока ждала. Ха, подумала я. Это довольно расплывчато. Ничего толком не видно.

Теперь, после более чем трех лет написания статей о космосе, я все еще думаю, что «бледно-голубая точка» не так уж и хороша. Но когда я сижу с этим и действительно думаю о том, что находится внутри кадра, я испытываю благоговейный трепет.

Глядя на этот отдаленный вид Земли, я чувствую то же, когда смотрю выход в открытый космос астронавтов за пределы Международной космической станции в прямом эфире NASA. Качество камеры зернистое, звук статичный, и астронавты бормочут неразборчивый жаргон серьезными голосами. Если смотреть семь часов подряд, это довольно скучно. Но если учесть, что на самом деле делают астронавты, а именно — медленную и кропотливую работу по повороту болтов и замене батарей, — опыт становится чем-то другим. Люди придумали, как построить для себя в холодном космическом вакууме дом, наполненный всем, что им нужно для выживания, от пригодного для дыхания воздуха до потокового телевидения и закусок. И вот теперь они болтаются в стороне от этого дома, когда он движется со скоростью 17 000 миль в час, и единственное, что удерживает их от того, чтобы уплыть в небытие — это пара тканевых привязей. Это необычно. «Бледно-голубая точка» примечательна таким же образом — это проявление, хотя и нечеткое, способности человечества катапультироваться от нашей планеты в попытке понять все остальное.

На этой неделе я написала по электронной почте Аманде, которая сейчас живет в Берлине, чтобы спросить ее, почему она решила сделать татуировку? Она сказала мне, что для нее это было важно в тот день, когда она ее сделала, но я не могла вспомнить подробности. «Я хотела иметь постоянное напоминание о том, насколько мелкими были мои ежедневные проблемы и разбитые сердца в замысле Вселенной», — сказала она. «Я хотела иметь возможность смотреть вниз и думать, о да, все это не имеет значения, так что просто постарайся быть доброй, благодарной и наслаждаться жизнью».

Это прекрасная перспектива, этот взгляд на космос как на бальзам для души, и он может быть весьма эффективным; в конце концов, нет картины шире, чем вся вселенная. Но чаще, особенно в наши дни, я слышала более мрачную интерпретацию нашей ничтожности перед лицом небесных сил. Небольшой уголок интернета использует вид из космоса как способ отбрасывать удручающие заголовки здесь, на Земле. Да, все ужасно, говорят такие люди полушутя, но какая разница? В любом случае, мы все погибнем во время тепловой смерти вселенной. Разве вы не слышали, что наше солнце коллапсирует менее чем через 5 миллиардов лет? Или что Млечный Путь должен столкнуться с другой галактикой еще раньше?

Рискую показаться чересчур серьезной — но для чего еще нужны юбилеи? Я надеюсь, что «бледно-голубая точка» вдохновляет на обратное. Конечно, глупо полагать, что одна десятая пикселя на экране принесет людям комфорт. Но это уже кое-что.

И где же «Вояджер-1», машина, которая обеспечила эту капельку покоя? Еще дальше от нас, в пространстве между звездами, становясь слабее с каждым годом. Некоторые из его научных инструментов все еще функционируют, собирая данные о немногих явлениях межзвездного пространства, которые действительно могут быть обнаружены так далеко, таких как космические лучи и магнитные поля. Камеры были выключены с 1990 года; они расходуют много энергии. Кенди Хансен, ученый из NASA, который помогал сделать снимок «бледно-голубой точки», однажды сказал мне, что их возможное включение «буквально убьет любой другой инструмент на космическом аппарате».

У космических агентств теперь гораздо более совершенные зонды, способные снимать миры в высоком разрешении. Голливуд балует нас яркими спецэффектами в космических фильмах с большим бюджетом. По сравнению с ними фотография Вояджера не ослепляет глаз. Но в некоторых обстоятельствах может успокоить всех нас.

Перевод статьи The Power of the ‘Pale Blue Dot’ Three Decades Later

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

29
Войдите, чтобы видеть ещё 7 комментариев, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Весёлый Илон
Вечность назад

Неожиданно сентиментально, но я периодически тоже открываю это фото. Вдохновляет и погружает в интересные раздумья. Спасибо за перевод!

Юрий Г.
Вечность назад

Какие же мы мелкие и ничтожные во вселенной, но все же пока уникальные!

Сергей Королёв
Вечность назад

Сама статья - довольно красивая и трогательная. Спасибо камраду @Aleksanr Tarlakovsky за качественный перевод.:)

Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
Если не получается зайти отсюда, попробуйте по ссылке.