От Жюля Верна до миссий «Аполлонов»

В закладки

Как принималось решение о высадке на Луну – выдержки из статьи в научном журнале «Пилотируемые полеты в космос» № 2,3/2019

Автор — Юрий Батурин — Герой Российской Федерации, летчик-космонавт РФ, доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН


Программа «Аполлон» в мае 1960 года была представлена президенту США Д. Эйзенхауэру, который попросил своего советника по науке, химика из Гарварда Джорджа Кистяковского проанализировать план НАСА в президентском Совете по науке. Для этого Дж. Кистяковский создал специальную группу под руководством Дональда Хорнига, профессора Университета Брауна. Заключение группы Хорнига было готово 16 декабря: «В обоснование пилотируемых программ положены эмоциональные аргументы и национальное честолюбие. Это не тот предмет, который можно обсуждать с инженерных позиций» [9]. Выводы были следующими: запуск человека в космос на орбиту вокруг Земли будет стоить 350 миллионов долларов; следующая задача – пилотируемый облет Луны – будет стоить около 8 миллиардов долларов; главная цель, которая может быть достигнута к 1975 году, – высадка человека на Луну – потребует дополнительных расходов от 26 до 38 миллиардов долларов [10].

Дуайт Эйзенхауэр

Президент нашел, что запрашиваемые траты находятся за пределами разумного. 20 декабря 1960 года вопрос рассматривался на заседании Совета национальной безопасности. Реакция Эйзенхауэра была равнодушной: «Мне все равно, достигнет ли человек Луны» [11]. Когда ктото сравнил ситуацию с той, когда испанская монархия решилась профинансировать дорогую экспедицию Христофора Колумба, открывшего в результате Америку, Эйзенхауэр, напомнив способ, который использовали король Фердинанд и королева Изабелла, ответил, что «не собирается закладывать свои драгоценности, чтобы послать человека на Луну» [9].


«а) у нас нет хороших шансов опередить Советы в создании пилотируемой космической лаборатории. Русские могли бы вывести ее на орбиту в этом году, в то время как мы будем в состоянии создать (несколько более тяжелую) лабораторию только после появления надежной ракеты «Сатурн С-1» в 1964 году;
б) мы можем посоревноваться с Советами в осуществлении мягкой посадки радиоуправляемой автоматической станции на Луну. Трудно сказать, присутствует ли такая цель в их программе, но с точки зрения наличия подходящего носителя, они могли бы сделать это в любое время. Мы планируем осуществить аналогичный план с появлением носителя «Атлас-Аджена» в начале 1962 года;

Вернер фон Браун

в) мы можем попытаться отправить экипаж из трех человек вокруг Луны и опередить Советы (1965/66). Однако Советский Союз мог бы осуществить лунную экспедицию раньше нас, если пойдет на то, чтобы пренебречь некоторыми функциями безопасности в аварийных ситуациях, и ограничится лишь одним пилотом. По моей оценке, СССР мог бы решить эту упрощенную задачу в 1962 или 1963 годах;
г) у нас есть прекрасный шанс выиграть у Советов в осуществлении первой высадки экипажа на Луну (включая и возвращение, конечно). Дело в том, что для совершения такого подвига необходим десятикратный скачок мощности носителя по сравнению с существующими ракетами. Хотя сегодня у нас нет необходимой ракеты, но маловероятно, что она есть у Советского Союза. Поэтому не стоит участвовать в гонке с Советами за достижение очевидно промежуточных целей в освоении космоса с безнадежными шансами. Избежав поражения на этом пути, мы могли бы достичь главной цели в 1967/68 годах» [24].


Несмотря на возникавшую регулярно серьезную напряженность в отношениях между СССР и США, тема космического сотрудничества всегда жила в умах Н.С. Хрущева и Дж.Ф. Кеннеди. Так, во время июньской 1961 года встречи на высшем уровне в Вене, когда камнем преткновения стал статус Западного Берлина, и оба лидера обменялись неприкрытыми угрозами, Кеннеди, только что утвердивший космическую программу, которая впоследствии трансформировалась в проект «Аполлон», предлагал Хрущеву сотрудничество! [39].


И уже в сентябре 1963 года администрация Кеннеди рассматривала идею превращения проекта «Аполлон» из инструмента соперничества в средство сотрудничества.

МакДжордж Банди

Помощник президента США по национальной безопасности МакДжордж Банди посоветовал Кеннеди предложить СССР техническое и политическое (!) сотрудничество в космосе: «По моему убеждению, центральный вопрос состоит в том, будем ли мы соревноваться или сотрудничать с Советами в высадке человека на Луну:
1. Если мы соревнуемся, нам следует сделать все возможное для объединения усилий всех правительственных агентств Соединенных Штатов в рамках комплексной космической программы как можно скорее.
2. Если мы сотрудничаем, напряжение спадает, и мы можем легко объяснить, что именно наши чрезвычайные усилия 1961 и 1962 годов заставили Советы пойти на сотрудничество. Я – за сотрудничество, если оно возможно» [42].
И Кеннеди был уже готов выступить в ООН с предложением прекращения космической гонки и преобразования программы «Аполлон» в совместную российско-американскую программу [8].
20 сентября 1963 года, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, Кеннеди, без обиняков обратившись к идее совместной американо-советской экспедиции на Луну, сказал: «Почему первый полет человека на Луну должен быть делом межгосударственной конкуренции? Зачем нужно Соединенным Штатам и Советскому Союзу, готовя такие экспедиции, дублировать исследования, конструкторские усилия и расходы? Уверен, нам следует изучить, не могут ли ученые и астронавты наших двух стран – а по сути, всего мира – работать вместе в покорении космоса, послав однажды на Луну в этом десятилетии не представителей какого-то одного государства, но представителей всех наших стран» [43].
Предложение Кеннеди не нашло отклика в СССР и встретило неоднозначную реакцию в Соединенных Штатах. Президенту пришлось даже лично обращаться к некоторым конгрессменам со своего рода «оправданиями».


26 октября Н.С. Хрущев, отвечая на вопросы журналистов, сказал, что Советский Союз не планирует посылать человека на Луну, что было чистой правдой, потому что к тому времени лишь в предложениях инженеров С.П. Королёва существовала многопусковая схема, не утвержденная на правительственном уровне, предполагавшая сборку лунного корабля на околоземной орбите из отдельно запускаемых модулей, очень сложная и дорогая.


12 ноября 1963 года президент Кеннеди в Меморандуме по национальной безопасности № 271 поручил директору НАСА Дж. Уэббу «взять лично на себя инициативу и основную ответственность в рамках правительства за развитие самостоятельной программы космического сотрудничества с Советским Союзом». Эта программа, сказал Кеннеди, должна включить «предложения по совместной высадке на Луну» [46]. Доклад предписывалось представить к 15 декабря 1963 года.


Мощные силы внутри обеих стран выступили против сотрудничества в лунной пилотируемой программе, хотя условия для этого уже тогда вполне созрели. А что было бы, если бы эти силы тогда не победили? На такой вопрос, который проходит «по кафедре» альтернативной истории, обычно отвечают, что история не знает (не любит) сослагательного наклонения. Но можно взглянуть на ситуацию и в ином ракурсе.


Внешне дела с развитием программы «Аполлон» шли неплохо, без отставания от графика. Но политически и технически все выглядело иначе. К 1966 году Дж. Уэбб оказался без необходимой поддержки Белого дома, и к тому же ему приходилось постоянно сражаться в Конгрессе против непрекращающихся попыток урезать бюджет НАСА. Возникли серьезные проблемы со второй ступенью носителя «Сатурн V». Создание лунного модуля сильно отставало от графика, и к тому же он превысил расчетный вес.

К концу 1966 года было ясно, что не приходится рассчитывать на высадку экипажа на Луне ранее второй половины 1969 года. Руководители проекта были крайне удивлены интервью Вернера фон Брауна журналу «U.S. News & World Report», опубликованным 12 декабря 1966 года под заголовком «Человек на Луне в 1968?» В интервью фон Браун с рядом оговорок предположил: «Существует определенная вероятность того, что, если все действительно сладится, и мы не попадем в какие-нибудь крупные технические передряги, первая попытка посадки на Луну может быть сделана в 1968 году при четвертом старте носителя «Сатурн V» [34].


Первое испытание «Сатурна V» успешно прошло 9 ноября 1967 года. Второе – 4 апреля 1968 года. В отличие от почти идеального первого испытания второе сопровождалось многочисленными нештатными ситуациями при работе каждой из трех ступеней носителя. Только мастерство и опыт подчиненных В. фон Брауна помогли верно диагносцировать причины отказов. А это было критически важно, потому что НАСА планировало третий запуск «Сатурна V» использовать для выведения на орбиту пилотируемого корабля. Таким образом, в начале 1968 года было совершенно не ясно, достигнут ли США Луны раньше Советского Союза.


Совершенно очевидно, что американцам были хорошо известны совершенно секретные документы, касающиеся советской космической программы, в частности, Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О работах по исследованию Луны и космического пространства» 3 августа 1964 года, установившее сроки облета (1966 – первая половина 1967 г.) и высадки на Луну (1967–1968 гг.), и записка Л.В. Смирнова, С.А. Афанасьева и др. в ЦК КПСС от 9 января 1967 года о состоянии работ по осуществлению облета Луны пилотируемым космическим кораблем, констатировавшая отставание от плана-графика [51].


Фрэнк Борман завершил трансляцию словами: «Спокойной ночи, всех благ, с Рождеством и да благословит Бог всех вас – всех на нашей доброй Земле» [34]. В памяти американского народа они остались как «сказочный экипаж», как «экипаж волшебников». Впрочем, были реакции и совершенно противоположного толка: НАСА обвинили в пропаганде религии на государственные деньги (но истец судебное дело проиграл) [52].

Фрэнк Борман

Президент Никсон не стал дожидаться доклада С. Агню и 7 марта 1969 года в заявлении о будущей космической программе Соединенных Штатов расставил точки над i: «Космические расходы должны занять надлежащее место в строгой системе национальных приоритетов. То, что мы будем делать в космосе, должно стать нормальной и регулярной частью жизни государства и планироваться в увязке со всеми другими важными направлениями» [55]. Стало ясно, что в области космических исследований целей, подобных «Аполлону», ожидать не стоит, пока Р. Никсон находится у власти.


Группа С. Агню работала все лето, в том числе и в разгар всеобщего энтузиазма, вызванного успешной высадкой американских астронавтов на Луну, и 15 сентября 1969 года представила толстенный документ, призывавший Соединенные Штаты принять в качестве приоритетной «долгосрочную цель исследования планет человеком с пилотируемым полетом на Марс до конца века» [55]. Большой роли он не сыграл.

Спиро Агню

Парадоксальный результат: быстрый, полный, ошеломляющий победный результат отменил длительную повседневную работу по лунным планам и в США, и в СССР. А другие страны еще были далеки от лунной цели. Чуть более века ушло у человечества на достижение Луны, если вести отсчет с Жюля Верна, и большая часть этого времени (около 70 лет) была потрачена на сугубо интеллектуальную, научно-техническую работу – рождение идей и их опытную проработку. Завершающая фаза глобального цикла оказалась предельно сжатой посредством своего рода δ-функции1 – проекта «Аполлон», осуществляемом в импульсном режиме с такой энергетикой, что он разом решил дело.

Статья «От Жюля Верна до миссий «Аполлонов» полностью:
1 часть
2 часть

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

9
Войдите, чтобы видеть ещё 2 комментария, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
If you were unable to log in, try this link.