Марсианские хроники Китая

2В закладки

Данил Бочков, эксперт РСМД, 7 мая 2020

В 2020 г. в Китае отметили пятый по счету День космонавтики (中国航天日). Праздник был учрежден Госсоветом КНР в 2016 г. в память о запуске первого искусственного спутника страны «Дунфанхун» или «Алеет Восток-1» (东方红一号), который был осуществлен 24 апреля 1970 г. К празднику 24 апреля 2020 г. ведущее официальное издание страны — газета «Жэньминь Жибао» опубликовала большую статью о становлении китайской космической программы, начиная с 1970 г.

Источник: Жэньминь Жибао

Авторы подробно проследили наиболее значимые вехи, связанные с развитием космических исследований в стране. Причем самый активный период, судя по представленной инфографике, пришелся на период после 2000 г.: именно тогда было принято решение о создании спутниковой навигационной системы «Бэйдоу» (北斗导航系统). В 2003 г. был осуществлен первый в истории пилотируемый полет в космос гражданина КНР Ян Ливэя (杨利伟), а в 2007 г. на заданную траекторию вышел аппарат «Чанъэ-1» (嫦娥一号), который стал первой ступенью реализации масштабной программы изучения Луны. В 2008 г. в ходе третьего пилотируемого полета экипаж корабля «Шэнчжоу-7» (神舟七号) осуществил первый выход тайконавта (от кит. «太空 / тайкун» — космос) в открытый космос. В 2011 г. был запущен первый китайский космический аппарат для орбитальной станции «Тяньгун-1» (天宫一号). В 2016 г. состоялся первый запуск китайской ракеты-носителя тяжёлого класса «Чанчжэн-5» (长征五), что стало необходимым элементом для полномасштабного развертывания программы по исследованию дальнего космоса. В 2019 г. Китай успешно осуществил первый в истории человечества полет исследовательского аппарата на обратную («тёмную») сторону Луны с высадкой на ее поверхность.

Стоить добавить, что в 2014 г. КНР также завершила строительство своего четвертого космодрома «Вэньчан» (中国文昌航天发射场), расположенного на самом юге страны — острове Хайнань (海南). Именно здесь в 2016 г. было проведено первое успешное испытание ракеты-носителя «Чанчжэн-5». Обновленная версия ракеты-носителя «Чанчжэн-5B» 5 мая 2020 г. вывела на орбиту прототип пилотируемого космического корабля нового типа. В планах китайского руководства – пилотируемый полет на Луну, который предположительно будет осуществлен в 2030-х гг. Кроме того, КНР продолжает разработку сверхтяжелой ракеты-носителя «Чанчжэн-9» (по грузоподъемности превзойдет «Сатурн-5», применявшуюся в американской программе «Аполлон»), которая будет использована для пилотируемых полетов на Луну и Марс, и ракеты «Чанчжэн-8», предназначенной для многоразового использования.

Как отмечает «Жэньминь Жибао», в 2020 г. планируется завершение развертывания глобальной навигационной системы «Бэйдоу-3». Пока спутниковое покрытие распространяется только на Азиатско-Тихоокеанский регион, но после запуска последнего 55-го спутника, запланированного на май 2020 г., система выйдет на глобальный уровень. Знаменательным событием в 2020 г., приуроченным ко Дню космонавтики, стало объявление официальной символики исследовательской миссии на Марс, осуществить которую Китайское национальное космическое управление (国家航天局) также планирует в этом году.

Достижения космической программы Китая и миссия на Марс

В реализации своей космической программы Китай действовал по традиции системно и на долгосрочную перспективу [1]. Основные этапы программы пилотируемых полетов, околоземных и лунных исследований были намечены еще в 1980–1990-е гг. [2] Однако из-за проблем, связанных с недостатком финансирования, начало некоторых из них приходилось постоянно откладывать. После запуска в 2000 г. активной фазы реализации элементов глобальной программы космических исследований КНР стала третьей страной мира после России (СССР) и США, которая смогла осуществить пилотируемый полет (2003 г.) с выходом членов экипажа в открытый космос (2008 г.), провести посадку исследовательского аппарат на Луну (2013 г., миссия «Чанъэ-3») и создать собственную спутниковую навигационную систему. Примечательно, что если до этого Китай догонял лидеров в области космических исследований, то в 2019 г. он попробовал себя в роли лидера «космической гонки», став первым в мире государством, которому удалось осуществить успешную исследовательскую миссию лунохода «Чанъэ-4» (嫦娥四号) с мягкой посадкой на обратную сторону Луны.

24 апреля 2020 г. была официально объявлена запланированная на 2020 г. исследовательская миссия на Марс. К выбору символики Космическое управление страны подошло серьезно: начиная с 2016 г. в Интернете предлагались различные названия для миссии. За четыре года от пользователей поступило 35 912 предложений о названии и 7 439 идей логотипа. По итогам двухмесячного голосования в Интернете было выбрано название «Тяньвэнь» или «Вопросы к небу» (天问系列). Первая миссия, запланированная на этот год, будет соответственно называться «Тяньвэнь-1». Название восходит к одноименному стихотворению древнекитайского поэта Цюй Юаня (屈原 / ок. 340–278 до н. э.) и, согласно трактовке «Жэньминь Жибао», призвано подчеркнуть «упорство и настойчивость китайской нации в стремлении к истине» (表达了中华民族追求真理的坚韧与执着). Логотипом исследовательского проекта стало изображение последовательности планет Солнечной системы в виде полукруга, зрительно напоминающее букву «С» латинского алфавита. По задумке дизайнеров, это призвано символизировать космические исследования Китая (China) и подчеркивать открытость Китая международному сотрудничеству в космосе (Cooperation).

Источник: Жэньминь Жибао

Важность реализации первой миссии уже в текущем году объясняется особенностью взаимного расположения планет: чтобы осуществить пуск с наименьшими затратами, необходимо попасть в «окно» запуска, которое появляется раз в 26 месяцев.

Очевидно, что исследования подобного рода представляют серьезные технологические вызовы. Задача миссии на Марс включает орбитальный облёт планеты с последующей посадкой аппарата на ее поверхность. Это поможет осуществить детальное обследование поверхности Марса.

Шестиколёсный китайский марсоход “Тяньвэнь”. Авторы и права: EPA

Эксперты Космического управления отмечают, что наибольшую сложность представляет поддержание связи с аппаратом во время его семимесячного полета до орбиты Марса. Подобная миссия станет серьёзной проверкой не только для достижений в космической отрасли страны, но и в целом для всего потенциала научно-технического развития Китая. «Жэньминь Жибао» заявляет, что первое исследование подобного рода станет вехой для Китая в истории изучения глубокого космоса. Этот шаг символизирует новое направление в освоении дальнего космоса и придаст импульс космическим научно-технологическим исследованиям, а также повысит статус с КНР с уровня «космической державы» до «космической великой державы» (…推动我国由航天大国走向航天强国意义重大).

Важность миссии на Марс

С точки зрения руководства Китая, исследования космоса неизменно играют одну из важнейших ролей в получении и поддержании статуса великой державы. Неслучайно еще в 1958 г. призыв Мао Цзэдуна к разработке и запуску собственного искусственного спутника «продемонстрировал уверенность и смелость китайской нации в деле выхода на поприще космических исследований» (这个号召宣告了中华民族有信心、有勇气登上空间活动的舞台。).

В вышедшей в 2015 г. Белой книге по обороне КНР космос назван «новой командной высотой в международной стратегической конкуренции», что говорит о признании высшим руководством КНР космического пространства новой областью стратегического планирования и неотъемлемым элементом обеспечения защиты своих национальных интересов. Си Цзиньпин еще в 2012 г. обозначил «становление [Китая] космической супердержавой» в качестве приоритетной цели для китайского правительства. И миссия на обратную сторону Луны, и отправка марсохода на Красную планету фигурировали еще в Белой книге о космической деятельности КНР, опубликованной Китайским космическим управлением в 2016 г. и рассчитанной на 5 лет. Миссия на Марс идет по запланированному тогда графику, а вот полет на Луну пришлось отложить на год (2019 г. вместо намеченного 2018 г.) по причине двух неудачных пусков ракеты-носителя «Чанчжэн-3», которые произошли практически друг за другом летом 2017 г. и были связаны с неполадками в самой линейке ракет-носителей [2].

Исследования дальнего космоса представляют значительные технологические вызовы, для решения которых необходима мобилизация не только научного потенциала страны, но и ее значительных экономических ресурсов, а также политической воли руководства. Следовательно, сложнейшие с технической точки зрения космические программы позволяют продемонстрировать новейшие достижения страны в области науки и технологий, а также добавить очков имиджевому капиталу руководства. Эксперты Космического управления КНР в своем пресс-релизе отметили, что миссия на Марс является воплощением «современных передовых научно-технологических разработок международного уровня» (火星探测,可以说是当前国际前沿的科技创新活动).

Космические исследования также неразрывно связаны с поддержанием высокого уровня обороноспособности страны и проведением инновационных исследований в области создания новейших видов вооружения. Оценки вовлеченности Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в разработку и реализацию космических исследования разнятся. Есть мнения, что военные контролируют 15–20% всех космических исследований, проводимых под эгидой Космического управления КНР, в то время как некоторые говорят чуть ли не о практически полном контроле отрасли со стороны НОАК [2]. Так или иначе, тесная взаимосвязь этих двух сфер во многих странах мира свидетельствует о важности космоса в вопросе обеспечения государственной безопасности.

Активное развитие высокотехнологичного сектора космических исследований укладывается и в новую парадигму модели экономического развития страны, которая, формируется по трем основным трекам:
1) переход к модели роста на основе потребления (вместо экспортной ориентации);
2) новые направления инвестиционной стратегии — в первую очередь, инвестирование в высокотехнологичные отрасли (робототехническую, аэрокосмическую, фармацевтическую, автомобилестроительную, информационно-технологическую сферы);
3) технологические трансформации — «сокращение технологического отставания от развитого мира и превращение инноваций в движущую силу экономического роста».

Значительные успехи в космосе, которых Китай добился за последние десятилетия, могут говорить об определенной эффективности его модели распределения финансовых ресурсов и контроля над их использованием. Очевидно, что осуществление столь значимых проектов невозможно в условиях нехватки финансовых ресурсов или слабой системы контроля расходования. В 2018 г. Китай занял второе место в мире по объему расходов на космические исследования. В общей сложности они составили порядка 6 млрд долл. США. На первом месте были США (около 41 млрд долл. США), после Китая — Россия и Франция.

Важность миссии на Марс сложно переоценить и с точки зрения мягкой силы Китая. На данный момент лишь СССР и США удалось успешно осуществить столь амбициозный проект, ЕС и Индия смогли продвинуться лишь в исследованиях орбиты планеты без посадки марсохода на ее поверхность.

Международное сотрудничество КНР в космосе

Уже много лет Пекин продвигает концепцию международного сотрудничества со всеми странами, заинтересованными в совместном изучении космоса и обмене результатами исследований.

В 2016 г. КНР подписала соглашение с Управлением Организации Объединенных Наций по вопросам космического пространства, согласно которому она готова открыть будущую космическую станцию для экспериментов и космонавтов государств — членов ООН, в особенности для развивающихся стран [2].

Углубляется сотрудничество по вопросам космоса между Китаем и Россией, вопрос о взаимодействии в этой сфере затрагивался в Совместном заявлении РФ и КНР о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия 2017 г. [2] Тогда же была принята новая программа сотрудничества в космосе на 2018–2022 гг., в которой акцент сделан на углублении взаимодействия в сфере ракето- и двигателестроения, исследования Луны и Марса, а также освоения дальнего космоса и в других областях. По итогам российско-китайских переговоров на высшем уровне в июне 2019 г. лидеры двух стран уделили внимание российско-китайскому сотрудничеству в космических исследованиях, а также отметили планы реализации крупных проектов в 2020–2021 гг. В 2019 г. появились сообщения о планах сотрудничества в создании пилотируемой космической станции между Россией и Китаем.

В условиях ухудшения отношений обеих стран с Западом, эпидемии коронавируса и грядущих неблагоприятных экономических последствий можно прогнозировать ускорение «экстренного сближения» Россия и Китая. Космическая отрасль может стать еще одной областью углубления политического диалога, что поможет дополнительно укрепить «иммунитет российско-китайских отношений» к внешним негативным факторам. Более того, вполне очевидно, что взаимодействие в сфере космических технологий носит стратегический характер, непосредственно влияет на национальную безопасность и связано с обменом чувствительными технологиями, а следовательно сотрудничающим сторонам необходимо иметь высокий уровень доверия. О том, что российско-китайские отношения в последнее время все больше приближаются к «де-факто союзническому характеру» говорит и новость 2019 г.: Москва помогает Пекину создавать систему предупреждения о ракетном нападении, которая позволит Китаю реализовать доктрину ответно-встречного удара в случае ядерного нападения противника.

С 2015 г. наблюдается активизация сотрудничества Китая и Европейского космического агентства (ESA). В 2018 г. DW отмечала, что ЕС склонен углублять взаимодействие именно с Китаем. Объясняется это тем, что КНР последовательна в реализации своей программы и «открыта к взаимодействию». Так, в проекте по исследованию обратной стороны Луны («Чанъэ-4») участвовали Германия, Нидерланды, Швеция.

Активный трек в космическом сотрудничестве наметился между Италией и Китаем. Стоит отметить, что обе страны в последние годы в целом интенсивно развивают контакты по многим направлениям — в 2019 г. Италия присоединилась к Инициативе пояса и пути. В 2017 г. Китайское агентство пилотируемой космонавтки (中国载人航天) и Итальянское космическое агентство (l’Agenzia Spaziale Italiana (ASI)) подписали соглашение о сотрудничестве по продолжительным пилотируемым полетам в космос и исследованиях в области биомедицины, физиологии и смежных технологий. Примечательно, что тогда итальянские СМИ выходили с заголовком «Шёлковый путь проходит через космос», тем самым делая акцент именно на китайскую глобальную инициативу. В 2017 г. Италия и Китай также заключили соглашение о сотрудничестве по созданию орбитальной космической станции «Тяньгун». В частности, итальянская сторона участвовала в разработке жилых модулей будущей станции (технология, в производстве оборудования для которой Италия лидирует среди всех стран мира) в обмен на возможность осуществлять научные исследования в составе ее экипажа после завершения строительства. В марте 2019 г. La Repubblica сообщила, что Италия и Китай планируют совместный запуск второго спутника для исследования и прогнозирования землетрясений (первый успешно функционирует с 2018 г.), однако позднее многие планы пришлось изменить из-за негативной реакции США. В январе 2020 г. итальянские издания писали, что уникальная миссия «Чанъэ-4», которую осуществил Китай, застала всех врасплох: «это испытание доказывает, что Пекин говорит вполне серьезно, когда заявляет о намерении стать ощутимой силой в космосе».

C 2013 г. КНР также предлагает навигационные услуги странам — участницам Инициативы пояса и пути. Китай оказывает активную поддержу развивающимся государствам в становлении их собственных космических программ. Сотрудничество развивается с Нигерией, Пакистаном, Венесуэлой, Алжиром, Лаосом и др.

Геополитические последствия миссии Китая на Марс

Новое противостояние в космосе разворачивается между Китаем и США, что вполне очевидно, если посмотреть на историю развития отношений двух стран в последние годы. Еще в конце 2017 – начале 2018 гг. Китай — наравне с Россией — получил официальный статус соперника США и в добавок был назван «ревизионистским государством». В дальнейшем отношения двух стран только ухудшались. В марте 2018 г. с введением 10% пошлины на алюминий и 25% пошлины на импорт стали началась так называемая «торговая война». В январе 2020 г. странам удалось заключить временное перемирие по принципу «худой мир лучше доброй ссоры». Обвинения администрации Трампа в адрес Всемирной организации здравоохранения и Китая в провале сдерживания пандемии COVID-19 — лишь дополнительное подтверждение, что стратегическая конкуренция двух стран носит глобальный и всеобъемлющий характер и затрагивает все сферы. Более того, противостояние единственной на сегодняшний день сверхдержавы — США — и новой возникающей сверхдержавы — Китая — это вопрос не пары лет, многие считают, что новая фаза геостратегической конкуренции двух гигантов будет носить долгосрочный характер.

Администрация Трампа фактически стала инициатором восстановления ведущей роли США в космосе. В 2019 г. вице-президент США Майк Пенс заявил, что США планируют вернуться на Луну к 2024 г. В августе 2019 г. Д. Трамп подписал указ о создании нового, шестого вида Вооруженных сил страны (впервые с 1947 г.) — космического командования ВС США (the United States Space Command) для защиты интересов страны в «следующей области боевого столкновения», благодаря чему «доминирование Америки в космосе никогда не окажется под угрозой». В феврале 2020 г. Д. Трамп объявил об увеличении в 2021 г. бюджета NASA на 12% по сравнению с прошлым годом и в Послании к Конгрессу заявил о подготовке пилотируемой миссии на Марс к 2030-м годам. В апреле 2020 г. Трамп подписал указ о праве США использовать ресурсы Луны, что должно обеспечить «долгосрочное пребывание на Луне». В апреле же впервые прошло успешное испытание корабля «Starship» компании SpaceX, который обладает грузоподъёмностью более 100 т и создан для осуществления пилотируемых миссий на Луну и Марс. Это важный этап реализации программы США по возвращению на Луну и будущим миссиям на Марс, так как фактически позволяет ликвидировать зависимость страны от российских пусков.

Стоит отметить, что SpaceX также является локомотивом США в коммерциализации космических исследований. Аспект коммерциализации китайских достижений в космических исследованиях также занимает важное место и в космической программе КНР. Традиционно отрасль коммерческого использования космоса развивалась в США и Великобритании под эгидой таких компаний, как SpaceX, Blue Origin и Virgin Group. Но с 2014 г. китайские частные компании получили разрешение проводить исследования и осуществлять запуск искусственных спутников, что стало катализатором для бума китайских космических стартапов в 2018 г., которые стали оказывать все виды услуг: от помощи в запуске частных спутников до полного сопровождения вывода ракеты-носителя на заданную орбиту. Тренд на развитие частного бизнеса в сфере космических исследований в КНР продолжает активизироваться и в 2019–2020 гг. Китай становится ближайшим конкурентом США в данной области.

Космос теперь рассматривается как новая территория стратегического противостояния Китая и США. Стоить только уточнить, что конкуренция в космосе началась еще при прошлой администрации Белого дома — в 2011 г., когда по специальному постановлению Конгресса США американским компаниям, частным и государственным, запретили сотрудничать с Китаем в совместном проведении космических исследований. Более того, в тот же год США ограничили доступ Китая к использованию Международной космической станции, так как формально КНР не входит в число стран — участниц соглашения о взаимном пользовании [2].

Интенсификацию противостояния отмечают и многие иностранные наблюдатели. Некоторые итальянские СМИ стали говорить о том, что «новая холодная война ведется в космосе». В частности, в статье отмечается, что США, рассматривая Китай своим стратегическим противником во всех сферах, считают космос местом, где произойдет решающее противоборство. И действительно, концептуально в данном случае сценарий холодной войны не является преувеличением с той лишь оговоркой, что все же для противостояния США и Китая следует подобрать другое название. Однако идеологическое столкновение есть, гонка вооружений запущена: согласно исследованию SIPRI 2019 г., лидерами роста военных бюджетов в 2018 г. стали США и Китай с 4,6% и 5% соответственно, а по данным 2020 г., увеличение составило 5,3% и 5,1% — экономическое противостояние налицо, политические разногласия даже не обсуждаются. А по некоторым вопросам (в сфере космоса, технологий, информационной безопасности, мировой торговли и экономики) возникает и противостояние Китая с группой стран в лице США и их ближайших союзников (Австралия, Канада, Новая Зеландия и др.). При этом такие «группы» часто носят временный характер и формируются по принципу ad hoc. То есть, в некоторых определенных вопросах интересы стран могут совпасть, и тогда они выступают как бы единым фронтом, но формально таковым не являются. Это характерно для сотрудничества России и Китая, например, на площадке ООН или в выработке совместных действий против нападок со стороны США. Таким образом действуют и некоторые союзники США, которые, несмотря на негодование американской стороны, продолжают сотрудничать с Китаем по технологии 5G — то есть как бы «выпадают» из группы во главе с США по конкретно данному вопросу, но остаются в ней по другим (вопросы безопасности, внешней политики, экономики).

Речь не идет о расколе на идеологические лагеря, отсутствует и конкуренция четко обозначенных экономических блоков, нет разделения на определенные сферы влияния. Это позволяет многим странам НАТО или лояльным США государствам вполне успешно сотрудничать с Китаем и не дает полного права называть нынешнюю американо-китайскую конфронтацию холодной войной. В данный момент в научно-экспертном сообществе наметился дискурс относительно того, как правильно называть нынешнюю ситуацию в отношениях США и Китая. Некоторые специалисты говорят о «новом издании биполярности», в то время как другие указывают на существенный недостаток (отсутствие элемента сотрудничества, дополняющего сопернических характер биполярного мира во времена холодной войны) в такой интерпретации и говорят скорее «об иллюзиях новой биполярности». Представляется, что с учетом высокой степени глобализации и взаимозависимости всех акторов современных международных отношений нынешний мировой порядок не может быть ни двухполюсным, ни многополярным — по образному выражению Э.Я. Баталова, он скорее является «бесполюсным» с наличием двух ярко-выраженных центров силы во главе с США и Китаем.

О постепенном расползании мира по двум противоположным полюсам говорит и тот факт, что США оказывали давление на отдельные страны, чтобы склонить их к отказу от сотрудничества с Китаем в космических исследованиях. В частности, Италия была фактически поставлена перед ультиматумом со стороны США в духе «мы или они», что вызвало негодование в экспертной среде, где многие стализадаваться вопросами о границах сотрудничества: «небо — это предел: почему Италия уходит с космической станции Китая». В феврале 2020 г. La Repubblica опубликовала статью «Обратный ход Италии в китайской космической гонке», в которой говорилось, что «под давлением США проект создания китайской орбитальной станции был прерван, но Си Цзиньпину об этом не сказали». Издание также отмечало, что «политическое давление было очень сильным и на самых высоких уровнях», и началось оно еще с подписания соглашения о присоединении Италии к Инициативе пояса и пути — шага, который очень разозлил Вашингтон.

Давление продолжалось и после заключения соглашения и длилось все лето 2019 г., в течение которого проходило активное взаимодействие итальянской и китайской сторон в рамках совместного проекта по строительству жилых модулей будущей орбитальной космической станции «Тяньгун-3». В итоге в ноябре 2019 г. между итальянским ASI и американским NASA было подписано соглашение о сотрудничестве по проекту «Артемида» (Artemis), инициированному по указанию Д. Трампа в июле 2019 г. с целью подготовки пилотируемой миссии на Луну. США также заняты подготовкой соответствующих соглашений с другими странами. По понятным причинам Китай был исключён из вероятного списка партнёров, а Тайвань, напротив, рассматривается в этом качестве. Это может вызвать новый виток эскалации в отношениях Китая и США и привести к еще большему расколу в их отношения.

Многие итальянские эксперты опасаются, что односторонний отказ от сделки с Китаем, по которой они должны были изготовить жилые модули для «Тяньгун», может быть воспринят как ненадежность итальянской стороны. Ведь договорённость была достигнута еще в 2017 г. во время визита Серджо Маттареллы в Пекин, а затем подтверждена во время ответного визита Си Цзиньпина в 2018 г. Однако для собственного успокоения они же подчеркивают, что ничего не могли сделать под нажимом США, «ведь это был американский ультиматум».

***

Запланированная на 2020 г. миссия КНР на Марс станет новой вехой в истории покорения космоса Китаем. Она поможет серьезным образом проверить эффективность новейших технологических достижений и в случае успешного завершения станет очередным значительным вкладом в «копилку заслуг» руководства страны, которая уже в начале года успела обогатиться за счет «результативной и впечатляющей» победы над COVID-19. Усилить авторитет властей не только внутри страны, но и на международном уровне может и скорейшее изобретение вакцины, которая, если верить заявлениям официальных лиц, уже в начале 2021 г. должна выйти в массовое производство, а начиная с сентября 2020 г. будет применяться в экстренных случаях.

Не исключено, что в дальнейшем эти успехи будут все чаще использоваться для отвлечения внимания от насущных проблем, связанных в том числе со спадом экономического роста (причем не только из-за последствий коронавируса, но и связанных с более глубинными структурными проблемами), а также для консолидации общества в условиях сильного внешнеполитического давления и нарастающих проблем Гонконга и Тайваня. Тема победы над коронавирусом и обвинений США в адрес Китая о сокрытии реального числа заболевших и развитии пандемии уже активно муссируется в китайских социальных медиа, где пользователи в ответ приводят свою статистику и говорят о «перекладывании вины на Китай», лицемерии и лжи со стороны США и Запада.

Начавшееся противостояние Китая и США в космосе является лишь частью глобальной стратегической конкуренции, которая затрагивает все области двусторонних отношений. Это противостояние будет носить долгосрочный характер и затрагивать все большее количество участников. Действия США по оказании давления на своих союзников с целью предотвращения сотрудничества с Китаем лишь подтверждают эти предположения.

Вместе с тем Китай стремится искать новых партнёров и укреплять отношения со старыми, чтобы обезопасить себя в случае дальнейшей деградации отношений с США. В этом смысле укрепление сотрудничества с Россией в области космических исследований может стать дополнительной возможностью для Китая снизить риски зависимости своей космической программы исключительно от партнёров в ЕС.

Представляется, что в дальнейшем противостояние между Китаем и США будет лишь нарастать. Наращивание потенциала двух стран в экономическом, военном, дипломатическом смыслах будет еще сильнее влиять на изменение геополитического ландшафта, неизбежно вызывая перегруппировку стран, которым придется так или иначе выбирать, с кем идти дальше. Попытка усидеть на двух стульях, как показал опыт Италии, будет провальной, и США в ультимативном порядке поставят вопрос «мы или они». В условиях расползания мира по противостоящим полюсам Россия может занять роль сторонника свободы выбора странами собственных путей развития и тем самым, по образному выражению авторов свежего доклада ВШЭ «Защита мира, Земли, свободы выбора для всех стран. Новые идеи для внешней политики России», стать гарантом «нового неприсоединения».

Источники:

1. Эпштейн В. А., Бочков Д. А., Мухаметзянов Р. Р. Китайская космическая программа: 60 лет эволюции //Ученые записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки. – 2016. – Т. 158. – №. 6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kitayskaya-kosmicheskaya-programma-60-let-evolyutsii

2. Бочков Д.А. Космическая программа Китая: история и перспективы // МИРОВАЯ ПОЛИТИКА XXI ВЕКА: ЛОГИКА ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
Сборник статей по материалам секции «Мировая политика» XXIV Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Ответственные редакторы: В.И. Бартенев, Н.В. Юдин. 2018. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=37053212

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

10
Войдите, чтобы видеть ещё 2 комментария, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Грустный Илон
Вечность назад

Если от этого движа, земляне начнут выращивать картофан на Марсе и усиленно бороздить просторы(в реале) то я за!

Космическая Альпака
Вечность назад

Цивілізаційний висновок дуже простий. Подалі від комуняк і всіх, хто йде до них сателітами

Пол Атрейдес
Вечность назад

супер обзор. огромное спасибо. а то почему информации о китайской прогамме почти 5 %. да и запуски только амеровские. а интересны все какие есть

Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
Если не получается зайти отсюда, попробуйте по ссылке.