Президент SpaceX Гвинн Шотвелл о целях на год

Первого сентября 2016 года на стартовом комплексе 40 базы ВВС США на мысе Канаверал SpaceX столкнулись с аномалией примерно за восемь минут до запланированного огневого испытания ракеты Falcon 9. В результате спутник Amos-6 компании Spacecom был утерян. Это было в заголовках новостей по всему миру.

Оригинальный материал от апреля 2017 года (автор Mark Holmes)

Гвинн Шотвелл, президент и главный операционный директор в SpaceX, вспоминает, что была дома и читала электронную почту, когда произошёл инцидент. «Огневые испытания стали почти рутиной. Но я получила звонок от главы отдела реактивного движения, который сказал, что мы потеряли ракету. Я спросила, «В смысле, потеряли ракету?» Это было шоком. В то утро я собралась быстрее, приехала на работу и стала разбираться. Было шесть утра по калифорнийскому времени».

Для SpaceX авария стала большим провалом. Хотя можно поспорить, что неудачные пуски — издержки профессии, 2016-й год проходил для компании отлично, а теперь она попала в заголовки газет совсем не за свои успехи.

Шотвелл не пытается скрыть своё разочарование из-за сентябрського происшествия. Она сказала, что приняла это хуже, чем аварию CRS-7 в 2015-м. «Между этими двумя событиями мы добились необычайных достижений. После аварии в июне 2015-го мы впервые посадили ракету. Мы были в ударе, — рассказывает она. — Мы входили в темп и я была рада, что клиенты могут лететь по расписанию. Для меня важно, чтобы наши работники были довольны и удовлетворены работой, которую они выполняют, и чтобы довольны были клиенты. Я знала, что этот раз сильно ударит и по ним, и по мне, поскольку у меня с нашими клиентами отличные отношения».

Что, возможно, удивительно, так это разница в реакции между этими двумя неудачами. «Думаю, я отреагировала хуже, чем на неудачный запуск в июне 2015-го. Авария в июне 2015-го была как кочка на дороге. А в тот раз всё случилось совсем невовремя. У нас было восемь пусков. К тому моменту мы произвели больше пусков, чем кто-либо другой, кроме, может, Китая. Мы шли к тому, чтобы совершить столько же пусков за год, сколько и они. Это было большим разочарованием», — говорит Шотвелл.

Она добавила, что в финансовом плане компания оставалась в порядке. «Мы не выходим из строя. Мы слишком ответственны для этого. Но на самом деле это сильно повлияло на команду, потому что они двигались вперёд и совершали удивительные вещи».

Однако для взаимных упрёков времени не было, и Шотвелл отмечает, что SpaceX немедленно взялась за работу над ошибками. «Откладываешь эмоции в сторону и работаешь над тем, чтобы вернуться к полётам. Выяснить, что пошло не так, было уникальной задачей. Я беспокоилась целый месяц, прежде чем мы начали продвигаться в анализе произошедшего. В этом, наверное, была часть проблемы. После аварии 2015-го мы гораздо лучше представляли, что произошло. Мы не знали точно, что пошло не так, но расследование разобралось немного быстрее, чем в этом случае. Тут у нас были какие-то идеи, но было очень сложно их доказать».

Планы на Falcon Heavy

Авария также отложила планы на Falcon Heavy, что Шотвелл описывает как «чрезвычайное невезение». Но SpaceX предстояло сделать выбор между продолжением полётов Falcon 9 и пусками Falcon Heavy со стартовой площадки 39А мыса Канаверал. «Правильным решеним было отложить Falcon Heavy; нам нужно было отправить клиентов Falcon 9 на орбиту — и это тоже было сложно. Программа Dragon всё ещё требовала внимания, там задержек быть не могло. Это была большая неудача, бесспорно», говорит Шотвелл.

«Мне стоило быть сильнее»

Несколько месяцев спустя Шотвелл на удивление самокритична к своей собственной реакции на произошедшее и признает, что после аварии ей стоило поддерживать и воодушевлять команду. «Я ходила туда-сюда на работе гораздо больше, чем обычно», — добавляет она.
Хотя неудачный пуск (испытание) всегда нелёгок, Шотвелл извлекла из этого ряд уроков, и собиралась вывести команду обратно в строй. Она признаёт, что недооценила разрешения на возвращение к пускам и разрешения на пуски с новой площадки.
«Мы считали, будто будем готовы лететь в середине декабря, но не было свободных дат для пуска, а Федеральное управление авиации (FAA) требовало больше времени, чтобы вернуть нас к полётам. Огромная команда оттуда работала с нами над тем, чтобы как можно скорее полететь с 39А. Мы извлекли для себя много уроков. К концу прошлого года FAA из-за нас очень много поработали».

Возвращаясь в строй

Тем не менее, президентом и главным операционным директором SpaceX и, возможно, женщиной самого высокого уровня в спутниковой индустрии, не стать без должной доли устойчивости. И Шотвелл готова воплотить в жизнь всё растущее количество амбициозных планов SpaceX. От целей на этот год челюсть отвиснуть может. По мнению Шотвелл, отличный год для SpaceX будет означать возможность запустить каждого клиента, который хочет лететь и готов лететь в этом году. Но даже Шотвелл не может предсказать, сколько пусков укладывается в эту цель. «Кто знает, сколько это пусков? Может быть до двух пусков Falcon Heavy и, допустим, 24 пуска Falcon 9, но в манифесте много изменений в конце года, так что я не знаю, скольким клиентам нужно лететь в этому году или сколько лететь готовы. Но мы хотим быть готовы для всех, кто хочет получить запуск в этому году», говорит она.

Да, вы прочитали правильно: 24 пуска Falcon 9 и два пуска Falcon Heavy. Такое упорство заслуживает восхищения. Я сказал Шотвелл, что эта цель выглядит чересчур амбициозно, и спросил, считает ли она на самом деле, что получится её достичь. «Если всё пойдет по плану, это абсолютно реалистично. Мы наращиваем производство; что нам нужно, так это сократить время до менее чем двух недель [между пусками]. Сейчас начало марта, так что вы начнёте видеть по два пуска в месяц, возможно, начиная с этого месяца. Нам нужно стать немного продуктивнее, чем дважды в месяц. Тогда мы сможем произвести все эти пуски. Конечно, мы не можем позволить ещё один неудачный день — но это возможно. Я не думаю, что кто-нибудь считает, что это возможно, но это не значит, что мы не будем усердно работать, чтобы добиться цели».

Разумеется, вы бы не ставили против SpaceX, поскольку они были «прорывными» с тех пор как вошли в космический сектор. Шотвелл уверена в успехах компании. «SpaceX — это история того, как люди говорили нам, что мы не сможем сделать что-то, и затем мы это делали. Так, со своим уникальным подходом к индустрии мы не должны были выйти на орбиту. Мы запустили Falcon 1 на орбиту. Цитирую, «вы никогда не выведете настоящую ракету на орбиту»; мы вывели Falcon 9 на орбиту. Говорили, что мы никогда не сможем успешно запустить и пристыковать Dragon к Международной космической станции; это мы тоже сделали. Потом, «ну, вы никогда не посадите ступень ракеты»; мы делаем это тоже. «Вы точно никогда не посадите её на корабль в океане»; ну, и это мы тоже сделали. Так что я считаю, что история SpaceX — это о том, чтобы бросить силы на что-то очень сложное и сделать это», — говорит она.
Я решил разузнать дальше и спросил, каковы шансы на такой успех. «Думаю, мы можем добиться своего. Давайте поговорим снова в 2018-м. Если не получится, то причины тому будут стоящие и не просто «Мы были слишком оптимистично настроены». Если у нас не получится, то на то будут серьёзные причины», — отвечает Шотвелл.

Группировка спутников

Конечно, SpaceX — это не только запуск спутников, это одна из множества компаний, которая рассматривает возможность выведения группировки новых спутников. Однако в этом вопросе наступило некоторое затишье. Но SpaceX, будучи Spacex, наверняка не занимать амбиций. В поданной в конце прошлого года заявке компания представила планы на запуск на низкую околоземную орбиту (НОО) около 4500 спутников. Но насчёт того, на каком этапе находятся те планы, Шотвелл ответила: «Нам нужно поработать над тем, какой будет стратегия. Мы точно продвигаемся по этой программе вперёд. Мы ни в коем случае не сдаёмся. Мы делаем большие успехи».

Ракеты многоразового использования

Конечно, беседа с Шотвелл и SpaceX не была бы полной, не поговори мы про популярность многоразовых ракет в будущем. В недавнем интервью с Via Satellite, исполнительный директор 2016 года по версии Satellite Стефан Израэль, СЕО Arianespace, признал, что для компании это не было приоритетом и что в случае Ariane 5 компания не рассматривала многоразовое использование. Израэль сказал, что Arianespace сделала этот выбор с полного согласия своих клиентов и это с ними подробно обсуждалось. «Так, если бы нам пришлось выбирать между покупкой Ariane 6 в 2020-м, что дешевле, и ожиданием многоразовой Ariane в 2030-м, мы бы настоятельно рекомендовали выбрать более дешевую Ariane 6 в 2020-м», сказал Израэль.
Конечно, у SpaceX другой подход, и Шотвелл уверена, что компания сильно продвинется в этом году. «Думаю, вы начнёте это замечать в этом году, — говорит она, добавляя, что клиенты гораздо более расположены к пускам на летавших ступенях, чем предполагала компания. — Мы знали, что их начнут признавать к концу этого года или началу следующего, но мы видим гораздо больше интереса в этом году, что отлично. Мы впервые повторно запустим уже летавшую ступень с SES в этом месяце; потом вы можете увидеть в этом году ещё пять-шесть — возможно, даже больше. По-моему, сначала мы думали, что, может, запустим три-четыре в этом году, но получится гораздо больше», говорит она.

 

Шотвелл считает, что самое главное с точки зрения индустрии — это то, что люди начинают воспринимать пуски иначе. Она говорит, что переосмыслнение происходит когда начинаешь думать про ракеты-носители больше как про самолёты чем ракеты, которые полностью одноразовы. «Думаю, гораздо больше людей будут серьёзно относиться к этой технологии, необязательно со стороны клиентов, но со стороны поставщиков [пусковых услуг]. Это снизит цены, но это будет не так существенно, по-моему, по крайней мере сначала. Мы серьёзно вкладывались в эту технологию. В долгосрочной перспективе она точно окупится, снижая цены, но, конечно, нам нужно вернуть инвестиции прежде чем цены на пуски упадут совсем низко. Но это заставляет всех воспринимать технологию всерьёз».
Что касается того, когда мы можем увидеть значительные падения цен, Шотвелл признаёт, что «понадобится пара лет», чтобы начали заключаться контракты. SpaceX вложила много денег в эту область. «Мы хотим быть уверены, что цена справедлива. Честно говоря, последняя модификация Falcon 9 будет введена чуть позже середины года, и на этом этапе по-настоящему включится всё, что мы узнали про многоразовое использование к этому времени. Эти [новые] носители можно будет использовать очень много раз — как минимум 10. Когда они начнут регулярно летать, мы начнём видеть больше давления со стороны цен», — добавляет она.

Положение рынка

Одной из тем конференции и выставки SATELLITE 2017 в Вашингтоне было то, что в данный момент рынок здоровый и оживлённый. Со всеми новыми группировками и такими растущими рынками, как мобильность и интернет вещей, во время выставки была воодущевляющая атмосфера. Однако Шотвелл считает, что это не распространяется на рынок пусковых услуг, который, по её мнению, переживает не лучшее время.
«Хорошего про Протон и его возвращение к полётам я не слышу, что весьма печально. Так что, с коммерческой точки зрения, похоже, что остаётся выбор между SpaceX и Arianespace. Думаю, для клиентов лучше иметь как минимум три варианта. Я была бы обеспокоена [на их месте]. Я не говорю, что SpaceX перестанет заниматься тем, чем мы занимаемся, и что Arianespace перестанет производить пуски, но возможности Arianespace ограничены. Мы вкладываем сотни миллионов долларов, чтобы наши возможности не были ограничены. Кажется, в последние пятнадцать лет был выбор из трёх вариантов для всех видов полезных нагрузок, а сейчас это не так».

Шотвелл ожидает, что в 2017-м будет сильный рыночный спрос с множеством контрактов. Однако она признаёт, что когда они смотрели на рынок в конце 2015-го и думали, что в 2016-м спрос будет сильным, в реальности оказалось совсем не так. Однако сейчас всё должно идти к сильному 2017-му.

Что касается трендов, Шотвелл отмечает разветвление на рынке. Она говорит, что есть несколько спутниковых провайдеров, которые делают свои спутники всё больше. «Фактически это просто огромный спутник с большой массой топлива, который ставится на Falcon 9 и который обычно был бы слишком тяжёлым спутником, возможнр даже слишком тяжёлым, для запуска на Falcon 9. Но когда заливаешь в спутник столько топлива, он может добраться до орбиты даже с субсинхронной орбиты. Некоторые производители так и делают — отправляют 7-тонные спутники на Falcon 9 на ГПО. Ряд производителей спутников делает как раз это из-за преимуществ, которые предоставляет Falcon 9». Но SpaceX отмечает и множество спутников помньше, которые требует всего половины возможностей Falcon 9. «Spaceflight Services, например, стараются сводить с нами ребят, чтобы запускать их на Falcon 9. Мы видим немного больше такого в этом году, чем было раньше», — добавляет она.

Шотвелл о будущем НОО

Одним из главных вопросов на SATELLITE 2017 было то, уходят ли в прошлое большие глобальные операторы на геостационарных орбитах (ГСО). Подготовка Intelsat к слиянию с OneWeb, уже сделавшие это SES и 03b и поглядывающий в сторону НОО Telesat — большие операторы меняются. Шотвелл же не так уверена, что большие операторы ГСО стали пережитками прошлого. «Я уважаю их лидерство и знание рынка, — говорит она. — Что, по-моему, интересно, так это возможность работать на этом рынке по-разному, и умные люди подберут подходящие им способы. В индустрии для этого возможности есть. Но при этом я не думаю, что на рынке хватит места на больше чем две группировки спутников НОО. Но место на рынке для группировки НОО наряду с большими аппаратами ГСО есть, пока группировки НОО делают то, для чего предназначены, и не мешают».
Однако, как и многие другие, Шотвелл тоже считает, что спутниковая индустрия на пороге изменения. «Я считаю, в индустрии будут изменения. Если посмотреть на борьбу за частоты 5G и мобильной связи со спутниковой, одно это будет сильно влиять на людей. Это нужно будет проработать тщательно и справедливо. Вне зависимости от того, какой вид примут активы, я правда думаю, что это десятилетие изменений».