Предыстория «Арго», или какие преимущества видит частный космос перед государственным

2В закладки

Поводом для беседы с Сергеем Соповым, председателем совета директоров ООО «Многоразовые транспортные космические системы», послужил анонс принципиально нового для отечественной космонавтики корабля «Арго». Но начали мы разговор не с этого – слишком уж много вопросов накопилось к российской космической отрасли, и без понимания текущих проблем бессмысленно говорить о решении проблем будущих

То есть некое мерило доступного технологического уровня, я правильно понимаю?

– Именно. Для ракет среднего класса у нас этот коэффициент примерно равен 9–10. И в этом смысле наиболее показательна не первая ступень, а вторая. Каждый лишний килограмм второй ступени является потерянным полезным килограммом в космосе. Именно от ее характеристик зависит выведение нагрузки на орбиту, и она должна получить все самое лучшее из возможного, стать шедевром весового проектирования и показателем достигнутого технологического уровня. Самая совершенная советская ракета «Зенит», ее вторая ступень весит 91 тонну, сухая масса – 8,9 тонны. Коэффициент – примерно 11. Аналог – Falcon-9 Илона Маска. Вторая ступень – 111 тонн, сухая масса – 4 тонны и коэффициент конструктивного совершенства – 27. И кто бы что ни говорил, для нас сегодня подобный технологический уровень просто недоступен.

– Их «канистра» вдвое легче и вчетверо эффективнее…

– Как-то так… Масков двигатель «Мерлин» на второй ступени весит 465 килограммов, а на «Зените» – 1350 при сопоставимой мощности. Да, наш выигрывает по удельному импульсу, но зато и его стоимость в 2,5 раза выше. Что за собой тянет это соотношение? Для того чтобы вывести на орбиту такую же нагрузку, что и двухступенчатый Falcon, нам нужна третья ступень, которую по традиции в России называют разгонным блоком.

То есть наш технологический уровень сейчас не позволяет обойтись без третьей ступени (разгонного блока), а это плюс 10–14 миллионов долларов, на минуточку. Это увеличение себестоимости пуска и снижение его эффективности, а также надежности. Мы уступаем и Маску, и европейскому современному семейству ракет Arian 6, и реальных шагов к тому, чтобы создать в России полноценную двухступенчатую ракету, пока не видно.

 Длительный кризис в нашей космической отрасли наводит на грустные мысли: а остались ли еще конструкторы и с высокими амбициями, и с потенцией, чтобы их реализовать? Школа-то посыпалась…

– В нашей компании МТКС самые старые – я и генеральный конструктор Николай Брюханов, пришедший из РКК «Энергия», где он разрабатывал «Клипер», потом «Федерацию», переименованную в «Орла». А за нами уже поколение сорокалетних, которых тщательно отбираем и даем возможность творчески работать. Сейчас приходят тридцатилетние, которые уже что-то из себя представляют. То есть лет через пять-шесть, когда мы уйдем, за нами не останется выжженной земли, нам есть кому передать опыт. Наш коллектив расширяется по мере возникновения новых задач. Пока главное – создание корпуса корабля, его основы. Сделаем три, необходимых для испытаний и дальнейшей работы, будем расширять направления по различным системам корабля. Думаю, что и в другие космические фирмы приходит умная и толковая молодежь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5
Войдите, чтобы видеть ещё 4 комментария, участвовать в обсуждении и не видеть рекламу.
Показать скрытые комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Отправить Отмена
[X]
If you were unable to log in, try this link.